Брачный договор в мчп 2019 год

(Марышева Н. И., Муратова О. В.) («Журнал российского права», 2014, N 6)

БРАЧНЫЙ ДОГОВОР В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В РОССИИ И ЕС

Н. И. МАРЫШЕВА, О. В. МУРАТОВА

Марышева Наталия Ивановна, доктор юридических наук, главный научный сотрудник отдела международного частного права Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Муратова Ольга Вячеславовна, младший научный сотрудник отдела международного частного права Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Рассматриваются положения проекта Регламента Европейского союза «О юрисдикции, применимом праве, признании и приведении в исполнение решений по делам о режиме имущества супругов» в сопоставлении с российским семейным и гражданским законодательством. Выявляются спорные вопросы российского законодательства в указанной сфере.

Ключевые слова: брачный договор, режим имущества супругов, международное частное право, Европейский союз, российское законодательство.

Marriage contract in private international law: legal regulation in Russia and in the EU N. I. Marysheva, O. V. Muratova

Marysheva N. I., Doctor of Jurisprudence, The Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation.

Muratova O. V., The Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation.

The article covers the questions of comparative analysis of the proposal for the regulation of European Union «On Jurisdiction, Applicable Law, Recognition and Enforcement of Decisions in Matters of Matrimonial Property Regimes» and Russian family and civil legislation. The disputable issues of Russian legislation in defined sphere are also explored in the article.

Key words: marriage contract, matrimonial property regime, private international law, European Union, Russian legislation.

Институт брачного договора появился в современном российском законодательстве в 1995 г. с принятием нового Семейного кодекса. Соответственно, в законодательство была введена и коллизионная норма о брачном договоре. Установив общую норму о праве, подлежащем применению к отношениям супругов, ст. 161 СК РФ закрепила возможность отступления от нее путем выбора права самими супругами (п. 2 ст. 161 СК РФ). Вопреки общему правилу о применении к отношениям супругов закона государства их гражданства или места жительства (п. 1 ст. 161 СК РФ) супруги получили возможность подчинить свои имущественные отношения иному праву, выразив свой выбор в брачном договоре. Распространение на отдельные семейные отношения основополагающего для гражданско-правовых договорных отношений принципа автономии воли сторон отражает современные тенденции развития коллизионного права. Истоки такого нового для российского законодательства подхода к регулированию коллизий в сфере имущественных отношений супругов можно найти в праве иностранных государств, прежде всего европейских. Дальнейшее исследование соответствующего иностранного опыта выявляет наличие общих проблем и может помочь в поисках соответствующих решений в российском законодательстве и практике. Следует иметь в виду и заинтересованность в таком урегулировании российских граждан, все чаще вступающих в браки с иностранцами и сталкивающихся с действием иностранных законов. Международные конвенции, в которых затрагиваются коллизионные вопросы брачного договора, немногочисленны. Россия в них не участвует. Те договоры России, в которых решаются коллизионные вопросы имущественных отношений супругов (Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., двусторонние договоры о правовой помощи), не содержат норм о брачном договоре. Однако международная унификация коллизионных норм о брачном договоре представляет несомненный интерес как реализация стремления найти общее для отдельных стран с разным законодательством регулирование. Заслуживает внимания прежде всего Гаагская конвенция 1978 г. о праве, применимом к режиму собственности супругов (далее — Конвенция 1978 г.) (действует для Франции, Люксембурга, Нидерландов), явившаяся в свое время значительным прорывом в понимании роли автономии воли супругов при определении права, подлежащего применению к их имущественным отношениям. Положения Конвенции 1978 г. тщательно исследовались в литературе . ——————————— См.: Медведев И. Г. Имущественные отношения супругов и наследование. М., 2007.

С учетом развития международного частного права на современном этапе, на наш взгляд, представляют интерес и попытки создания единого решения вопросов брачного договора, предпринимаемые в рамках Европейского союза. Создание единого европейского законодательства, регулирующего режим имущества супругов, было обозначено в качестве приоритетной задачи еще в 1998 г. в Венском плане действий по имплементации положений Амстердамского договора о формировании пространства свободы, безопасности и правосудия . Принятие Европейским Советом 30 ноября 2000 г. программы о мерах по взаимному признанию решений по гражданским и торговым делам создало благоприятную почву для разработки инструментов в области определения юрисдикции, признания и исполнения решений по вопросам вещных прав, возникающих из супружеских отношений. В целях имплементации в европейское законодательство положений по взаимному признанию решений Гаагская программа 2004 г. обязала Европейскую комиссию подготовить Зеленую книгу «О коллизиях законов, возникающих в сфере регулирования режима имущества супругов, включая вопросы юрисдикции и взаимного признания решений по таким делам» и указала на необходимость принятия соответствующего законодательства к 2011 г. ——————————— См.: Council and Commission Action Plan of 3 December 1998 on How Best to Implement the Provisions of the Treaty of Amsterdam on the Creation of an Area of Freedom, Security and Justice // COM/98/0459 final. См.: Draft Programme of Measures for Implementation of the Principle of Mutual Recognition of Decisions in Civil and Commercial Matters // OJ C 12, 15.01.2001. P. 1 — 9. См.: The Hague Programme on Freedom, Security and Justice, adopted at the EU Summit on 4 — 5 November // COM(2004) 401 final.

В Стокгольмской программе, принятой Европейским Советом 11 декабря 2009 г. , также была отмечена значимость создания механизмов взаимного признания решений по вопросам режима имущества супругов. ——————————— См.: The Stockholm Programme — an Open and Secure Europe Serving and Protecting Citizens // 2010/C 115/01.

В докладе «Уничтожение барьеров для реализации прав граждан» от 27 октября 2010 г. Европейская комиссия признала неопределенность в правовом регулировании имеющих трансграничный характер отношений супружеского имущества одним из основных препятствий, с которым сталкиваются граждане Европейского союза в повседневной жизни при попытке реализовать свои права за пределами национальных границ конкретного государства — члена ЕС. В целях устранения указанных барьеров Европейская комиссия заявила о подготовке к 2011 г. соответствующего проекта нормативного акта, который разрешал бы вопросы юрисдикции и права, подлежащего применению к режиму собственности супругов. 16 марта 2011 г. Европейской комиссией был представлен проект Регламента «О юрисдикции, применимом праве, признании и приведении в исполнение решений по делам о режиме имущества супругов» (далее — проект). 21 сентября 2011 г. проект был одобрен Европейским экономическим и социальным комитетом и передан на рассмотрение в Европейский Парламент и Совет. ——————————— См.: Proposal for a Council Regulation of 16 of March 2011 on Jurisdiction, Applicable Law and the Recognition and Enforcement of Decisions in Matters of Matrimonial Property Regimes // COM(2011) 126 final. 2011/0059 (CNS). См.: Opinion of the European Economic and Social Committee on the «Proposal for a Council Regulation on Jurisdiction, Applicable Law and the Recognition and Enforcement of Decisions in Matters of Matrimonial Property Regimes» and the «Proposal for a Council Regulation on Jurisdiction, Applicable Law and the Recognition and Enforcement of Decisions Regarding the Property Consequences of Registered Partnerships» // OJ C 376, 22.12.2011. P. 87 — 91.

Проект направлен на регулирование исключительно имущественных отношений супругов и не касается налоговых, таможенных и административных механизмов. Из сферы действия проекта исключены также вопросы: правоспособности супругов; алиментных обязательств; правовой оценки подарков, сделанных супругами друг другу в период брака; наследственных прав пережившего супруга; деятельности юридических лиц, учрежденных супругами; прекращения вещных прав, в частности, связанных с внесением соответствующих сведений в реестр недвижимого имущества. Под режимом имущества супругов проект понимает правила, регулирующие отношения по поводу совместного имущества между супругами, между супругами и третьими лицами. Под брачным договором (контрактом) понимается любое соглашение, с помощью которого супруги регламентируют имущественные отношения между собой и с третьими лицами (ст. 2). Нормы проекта распространяют свое действие на все имущество супругов (ст. 15). Как отмечают разработчики проекта, с учетом различий в понимании режима имущества супругов в отдельных странах понятие «режим собственности супругов» толкуется применительно к проекту автономно и включает отношения по ежедневному управлению имуществом супругов, а также ликвидацию режима собственности в результате расставания супругов или смерти одного из них. В целях единообразного регулирования в проекте используются определения, аналогичные тем, которые содержатся в действующих актах ЕС. Представляет также интерес толкование, данное Судом Европейских сообществ, уполномоченным Советом Сообществ в 1971 г. осуществлять такую деятельность применительно к Брюссельской конвенции 1968 г. Понятие режима имущественных отношений между супругами (исключенных из сферы действия Конвенции) Суд определил как включающее все правила, регулирующие имущественные отношения супругов иначе, чем это делает общее право в отношении лиц, не состоящих в браке. Таким образом было дано автономное толкование без ссылки на национальные законодательства . ——————————— Например, правила об участии супругов в несении расходов на ведение домашнего хозяйства, об их полномочиях по представительству или защите семейного жилья относятся в некоторых странах к режиму имущественных отношений супругов, тогда как в других они составляют часть так называемого первичного режима (см.: Медведев И. Г. Указ. соч. С. 15). См.: Ансель Ж.-П., Абасси М. Исполнение иностранных судебных решений // Журнал российского права. 2006. N 8. С. 39.

Коллизионные нормы проекта независимо от того, избрано ли подлежащее применению право самими супругами или оно применимо в силу закона, подлежат применению ко всему имуществу супругов: как к движимому, так и к недвижимому независимо от места его нахождения (ст. 15). Таким образом, проект стоит на позиции единства режима имущества супругов. Он не принял предусмотренного в ряде стран разделения имущества на движимое и недвижимое как критерия при определении подлежащего применению права. Разработчики мотивировали свое решение тем, что принятие позиции разделения имущества создало бы определенные трудности, в частности, при ликвидации имущества супругов (поскольку права и обязанности супругов регулировались бы по разной схеме) и привело бы к применению к режиму имущества супругов различных правопорядков. При этом проект не делает здесь никаких послаблений в пользу учета позиции стран, исходящих из разделения имущества, как это предусмотрено в Конвенции 1978 г. . ——————————— В Конвенции 1978 г. основное правило, аналогичное содержащемуся в проекте, дополнено положением о том, что супруги могут указать в отношении всего или части недвижимого имущества на право государства, действующее в месте нахождения такого недвижимого имущества, как на применимое (ст. 3).

Следует отметить, что вопрос об отношениях, на которые распространяется выбор супругами подлежащего применению права, возникает и в России. Избрание сторонами права допускается здесь по поводу имущественных и только имущественных отношений, так как заключение брачного договора согласно ст. 40 СК РФ предусмотрено только применительно к имущественным отношениям супругов. Выбор права в отношении личных неимущественных прав и обязанностей супругов российским законом не предусмотрен. Не предусмотрена, в частности, возможность определения по соглашению супругов законодательства, подлежащего применению к избранию рода занятий, профессии, мест пребывания и жительства супругов, отцовству, воспитанию и образованию детей, выбору супругами фамилии и т. п. Если речь идет о российском праве, то коллизионная норма п. 1 ст. 161 СК РФ должна охватывать отношения, рассматриваемые в гл. 7 «Законный режим имущества супругов» СК РФ (совместная собственность супругов, распоряжение общим имуществом, собственность каждого из супругов, раздел общего имущества и определение долей при таком разделе). Как видно, в российском законе идет речь о любом имуществе, в отношении которого супруги могут выбрать подлежащее применению право: как о движимом, так и о недвижимом. Основной принцип, принятый в проекте для определения права, подлежащего применению к имущественным отношениям супругов, — автономия воли сторон. Проект следует по пути, обозначенному ранее Конвенцией 1978 г., согласно которой режим имущества супругов регулируется правом, выбранным супругами до заключения брака (ст. 3). При отсутствии выбора права согласно Конвенции 1978 г. применяется право страны общего гражданства или совместного места жительства супругов. В соответствии с проектом право, подлежащее применению к брачному договору, избирается самими супругами (ст. 16); на случай же отсутствия выбора права в проекте формулируется общая коллизионная норма (ст. 17). Трудности, связанные с выработкой единого регулирования, вызваны тем, что не во всех странах (имея в виду не только европейские страны) внутреннее законодательство в сфере имущественных отношений супругов основывается на автономии воли сторон. В доктрине выделяются следующие национально-правовые системы: 1) основывающиеся на принципе полной автономии воли супругов (например, Австрия, Великобритания); 2) исходящие из принципа ограниченной автономии воли (Германия, Италия, Швейцария, Япония и др.); 3) отрицающие любую автономию воли (например, Греция, Дания, Иран, Бразилия, Куба, Румыния, Египет). Есть страны, законодательство которых не делает различий между законным и договорным режимом супружеского имущества, устанавливая общие коллизионные нормы, и страны, где существуют специальные нормы относительно брачного договора . ——————————— См.: Лалетина А. С. Коллизионные нормы, регулирующие имущественные отношения супругов в законодательстве иностранных государств // Московский журнал международного права. 2004. N 1. С. 189 — 197.

Значительны различия в определении пределов автономии воли — от практически не ограниченных до сравнительно узких. Например, австрийское законодательство не содержит никаких ограничений в выборе супругами права, подлежащего применению в соответствии с брачным договором: регулирование брачного имущества определяется согласно тому праву, которое стороны указали прямо выраженным образом, а в отсутствие такого выбора права — согласно праву, являющемуся на момент заключения брака определяющим в отношении личных правовых последствий брака . ——————————— См.: Федеральный закон Австрии 1978 г. «О международном частном праве» // URL: http://pravo. hse. ru/intprilaw/doc/040101.

Согласно законодательству Швейцарии режим имущественных отношений между супругами определяется по праву, избранному супругами . При этом супруги могут выбрать право государства, в котором они оба имеют место жительства или будут иметь место жительства после заключения брака, либо право государства гражданства одного из них. ——————————— См.: Федеральный закон Швейцарии 1987 г. «О международном частном праве» // URL: http://pravo. hse. ru/intprilaw/doc/042901.

Закон Бельгии предлагает супругам, заключающим брачный договор, на выбор одну из следующих правовых систем: право государства, на территории которого они впервые начали постоянно совместно проживать после заключения брака; право государства, на территории которого один из супругов постоянно проживал на момент совершения выбора; право государства, гражданином которого являлся хотя бы один из супругов на момент совершения выбора . ——————————— См.: Закон Бельгии от 16 июля 2004 г. «О Кодексе международного частного права» // URL: http://pravo. hse. ru/intprilaw/doc/041801.

По Вводному закону к Германскому гражданскому уложению 1896 г. (ст. 15) супруги могут выбрать для имущественно-правовых последствий брака: 1) право того государства, гражданином которого является один из них; 2) право того государства, в котором один из них имеет свое обычное местопребывание; 3) в отношении недвижимого имущества — право места его расположения. Аналогичный подход принят и в законодательстве Украины . ——————————— См.: Германское право. Часть I. М., 1996. С. 501 — 515. См.: Закон Украины от 23 июня 2005 г. N 2709-IV «О международном частном праве» // Ведомости Верховной Рады (ВВР). 2005. N 32. Ст. 422.

Проект, как и Конвенция 1978 г., идет по пути некоторого ограничения пределов автономии воли: супруги для регулирования брачного договора могут выбрать право путем указания на следующие правопорядки: право места жительства супругов или будущих супругов; право места жительства одного из супругов в момент выбора права; право страны гражданства одного из супругов или будущих супругов в момент выбора такого права (ст. 16 проекта). Решение об ограничении супругов в возможности выбора права, подлежащего применению к брачному договору, было принято авторами проекта после длительных обсуждений: с одной стороны, отсутствие ограничений означало бы признание полной свободы выбора, но, с другой стороны, такая свобода могла бы привести к применению права, не имеющего отношения к данной конкретной ситуации. Привязка коллизионной нормы к закону определенного государства носит согласно проекту универсальный характер: право, избранное сторонами для регулирования имущественных отношений супругов на основании соответствующих критериев проекта, применяется даже в том случае, если оно не является правопорядком государства — члена ЕС. Что касается России, то применение к брачному договору автономии воли сторон — одного из основных принципов современного международного частного права — вытекает из фундаментального начала гражданского права — принципа свободы договора. Брачный договор, очевидно, имеет все черты гражданско-правового договора, обладая спецификой, сосредоточенной в субъектах, находящихся между собой в семейных отношениях . Россия принадлежит к той группе стран, где свобода выбора супругами права не ограничена законодательством определенных государств. Хотя на практике чаще всего выбирается право страны гражданства или места жительства супругов, не исключены случаи подчинения брачного договора праву какой-либо иной страны, непосредственно не связанному с реальной ситуацией. Возможны, видимо, случаи избрания супругами под давлением одного из них законодательства государства, где, например, недостаточно обеспечено равенство мужчины и женщины в имущественных отношениях. Развитие международного частного права России, приведшее к значительному расширению применения на основании коллизионных норм иностранного семейного права, повышает роль допустимых ограничений действия подлежащих применению иностранных норм. Если будет установлено противоречие применения таких норм основам правопорядка России, возможно ограничение их применения на основании оговорки о публичном порядке (ст. 167 СК РФ). Очевидно, возможно ограничение применения избранного супругами иностранного закона и при наличии в российском законодательстве норм непосредственного применения (сверхимперативных норм), которые вследствие указания в таких нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующее отношение независимо от подлежащего применению права (ст. 1192 ГК РФ). Хотя СК РФ такого правила не содержит, основанием для применения в области семейного права правил ГК РФ об императивных нормах является ст. 4 СК РФ, согласно которой к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. ——————————— Правовая природа брачного договора неоднозначно оценивается в отечественной литературе. Большинство авторов считают брачный договор полноценной гражданско-правовой сделкой (М. И. Брагинский, В. В. Витрянский, М. В. Антокольская, А. В. Мыскин и др.). Другие не считают брачный договор разновидностью гражданско-правовых договоров, рассматривая его как договор семейного права (О. С. Елкина, А. М. Нечаева, О. Н. Низамиева) либо как смежный договор (Л. Б. Максимович). Подробнее см.: Левин Ю. В. Актуальные вопросы брачного договора в Российской Федерации // Право и политика. 2009. N 2. С. 359 — 361; Мыскин А. В. Брачный договор в системе российского частного права. М., 2012.

Исходя из такого подхода, не могут быть признаны действительными основанные на подлежащем применению иностранном праве условия брачного договора, ограничивающие правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав, право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания, а также другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (п. 3 ст. 42 СК РФ). Возникает также вопрос о действии в нашей стране и других положений подчиненного иностранному праву брачного договора, которые в России, не регулируя имущественных в понимании российского права отношений, не могут согласно п. 3 ст. 42 СК РФ быть предметом брачного договора, а именно положений, касающихся личных неимущественных отношений между супругами, а также прав и обязанностей супругов в отношении детей. В литературе высказывается позиция, согласно которой такие условия в брачном договоре тоже следует считать противоречащими российским императивным нормам . Позиция эта не бесспорна. Она значительно ограничивает значение свободы выбора супругами подлежащего применению права, поскольку иначе, чем в России, содержание брачного договора (а именно понимание отношений как имущественных) определено во многих странах. ——————————— См.: Канашевский В. А. Международное частное право. М., 2006. С. 541.

Подлежат, очевидно, применению к брачному договору и другие отсутствующие в СК РФ, но сосредоточенные в разд. VI части третьей ГК РФ нормы международного частного права, относящиеся к действию коллизионной нормы, такие, как правила, устанавливающие принципы определения подлежащего применению права и наличия в правоотношении иностранного элемента (ст. 1186 ГК РФ), квалификация юридических понятий (ст. 1187 ГК РФ), значение взаимности (ст. 1189 ГК РФ), а также некоторые другие вопросы, связанные с определением права, подлежащего применению к договорным обязательствам. Применительно к обратной отсылке подчинение супругами своих имущественных отношений иностранному праву должно, очевидно, означать отсылку к материальному, а не к коллизионному иностранному праву, т. е. обратная отсылка, как и применительно к другим договорным отношениям, в данном случае в соответствии с п. 1 ст. 1190 ГК РФ не должна приниматься. Проект в соответствии с лежащим в его основе принципом расширения возможности выбора подлежащего применению права допускает изменение супругами правового режима своего имущества в любой момент в течение брака. Это позволяет, в частности, приспособить имущественные отношения к правовой системе другого государства при переезде в это государство. Выбор подлежащего применению права, однако, ограничен: супруги могут выбрать либо право страны места жительства одного из супругов в момент выбора, либо право страны гражданства одного из супругов в этот момент (ст. 18 проекта). Изменение ранее избранного супругами режима супружеского имущества возможно только по соглашению супругов — режим не изменяется автоматически при смене их гражданства или места жительства. В целях предотвращения нежелательных для супругов последствий в проекте установлено, что изменение ими подлежащего применению права действительно только для их будущих отношений, если только сами супруги не решат иначе. Если же супруги решат распространить вновь выбранное право на предыдущие отношения, то, как определено в ст. 18 проекта, такое право не будет затрагивать действительность операций, совершенных ранее в соответствии с правом, действовавшим на тот момент. Применение режима супружеского имущества может затрагивать права третьих лиц. Законы некоторых стран (например, Германии) и Конвенция 1978 г. исходят из того, что последствия применения имущественного режима супругов для правоотношений с участием третьего лица регулируются по общему правилу правом, применяемым к самим имущественным отношениям супругов. Тем не менее, если супруги или один из них, как и третье лицо, обычно проживают в одном государстве, право которого не подлежит применению при определении режима имущественных отношений супругов, этот режим не может быть противопоставлен добросовестному третьему лицу, если меры, обеспечивающие публичность реализации субъективных прав, как, например, запись в реестре для недвижимого имущества (в земельной книге), не были соблюдены. По Закону Швейцарии о международном частном праве (ст. 57) к отношениям сторон по сделке всегда применяется закон места жительства супруга — стороны договора, за исключением случая, когда другая сторона (третье лицо) знала о том, что применению к имущественным отношениям супругов подлежало право другого государства. Учитывая, что права третьих лиц могут оказаться нарушенными при изменении супругами правового режима своего имущества, разработчики проекта включили в него положения, защищающие права таких лиц (Конвенция 1978 г. тоже касается этих вопросов). Права третьих лиц, возникшие в соответствии с ранее применявшимся к супружескому имуществу правом (если супруги решат распространить вновь избранное право на предыдущие отношения), не должны затрагиваться (ст. 18 проекта). Хотя в России указанные коллизионные вопросы брачного договора урегулированы не столь детально, подходы к их решениям близки к тем, которые приняты в проекте. Так, хотя закон не указывает прямо на момент заключения соглашения о выборе права, из правил п. 2 ст. 161 СК РФ, где говорится о выборе права «при заключении брачного договора», и ст. 41 СК РФ, допускающей заключение брачного договора как до государственной регистрации брака, так и в любое время в период брака, вытекает, что и соглашение супругов о выборе права, подлежащего применению к их имущественным отношениям, может быть заключено как до заключения брака, так и в любое время в период брака. Действие этого соглашения супругов, очевидно, не зависит от изменения в последующем тех или иных условий брака, например от переезда супругов в другую страну (в отличие от коллизионной нормы п. 1 ст. 161 СК РФ, согласно которому подлежащее применению в силу закона право меняется автоматически при изменении места, где супруги совместно проживают). Что касается возможности изменения самими супругами в период брака ранее избранного ими права, то такая возможность, надо думать, не исключается, поскольку ст. 43 СК РФ допускает изменение или расторжение брачного договора в любое время по соглашению супругов. Права третьих лиц защищаются, очевидно, на общих основаниях в соответствии с положениями подлежащего применению права. Вопросам формы соглашения о выборе права и брачного договора посвящены ст. 19 и 20 проекта. Выбор права, подлежащего применению к режиму собственности супругов, должен быть, согласно проекту, оформлен в соответствии с требованиями, предъявляемыми к брачному договору избранным правом государства-члена или правом государства-члена, где документ был составлен. Выбор права должен прямо следовать из договора. Такое соглашение о выборе права оформляется письменно, датируется и подписывается обоими супругами. Если право государства-члена, в котором супруги имеют совместное место жительства в момент такого выбора, предъявляет дополнительные требования к форме брачного договора, эти условия должны быть выполнены в отношении формы соглашения о выборе права. Форма самого брачного договора должна соответствовать требованиям, предъявляемым правом, избранным сторонами для регламентации имущественных отношений, либо правом места заключения договора. Брачный договор должен быть письменно оформлен, датирован и подписан обоими супругами. Если право государства-члена, в котором супруги имеют совместное место жительства в момент заключения брачного договора, предъявляет дополнительные требования к форме брачного договора, эти условия должны быть выполнены. Как видно, следуя Конвенции 1978 г., авторы проекта используют здесь и коллизионное, и материально-правовое регулирование, определяя право, подлежащее применению к форме брачного договора и соглашения о выборе права. Проект формулирует наряду с коллизионными нормами и минимальные прямые требования к оформлению этих актов. По мнению разработчиков, эти прямые правила направлены на обеспечение прав слабо защищенных лиц (обычно супруги), позволяя им всегда ссылаться на эти нормы, не прибегая к порой сложному доказыванию. В России к форме соглашений супругов о подчинении брачного договора законодательству того или иного государства следует, очевидно, при отсутствии регулирования в СК РФ применять соответствующие коллизионные правила о форме сделки, содержащиеся в п. 1 ст. 1209 ГК РФ. В соответствии с новой редакцией этого пункта форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделк и к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки. Как видно, указание в качестве основного не права места совершения сделки, а права, подлежащего применению к самой сделке, соответствует тому подходу, который принят (в данном случае применительно к брачному договору) в рассматриваемом проекте. ——————————— См.: Федеральный закон от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ «О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации».

Это интересно:  Брачный договор после ипотеки 2019 год

Заключаемые в России на основании российского права соглашения супругов об избрании законодательства могут быть либо включены в текст брачного договора, либо оформлены отдельным документом. Соглашение, как и брачный договор, излагается в письменной форме и требует нотариального удостоверения. В нем должна быть ясно выражена воля сторон. Если выбор супругами законодательства осуществляется за пределами России, достаточно того, что этот выбор оформлен согласно требованиям соответствующего иностранного государства. Так, если супруги, находясь за границей, подчиняют свой брачный договор иностранному праву и оформляют этот договор с соблюдением требований того же права, договор с точки зрения формы в России признается действительным. Вместе с тем не может быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы выбор российского законодательства, если соблюдены требования российского законодательства в отношении формы. К форме соглашений супругов о подчинении брачного договора законодательству того или иного государства следует, очевидно, применять и коллизионную норму п. 4 ст. 1209 ГК РФ о том, что форма сделок в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество. Форма сделки в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, подчиняется российскому праву. Проект затрагивает и процессуальные вопросы, устанавливая признание решений, вынесенных в рассматриваемой им области на территории государств — членов ЕС, без какой-либо специальной процедуры (ст. 26). Его правила призваны дополнить действующее регулирование, содержащееся в Регламенте Совета ЕС от 22 декабря 2000 г. N 44/2001 «О юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам» , и способствовать укреплению единого правового и судебного пространства, допускающего свободное «передвижение» на территориях стран ЕС судебных решений, вынесенных в государствах — членах ЕС. Правомерность любого такого решения в проекте презюмируется, проверка его сводится к минимуму. Основания для отказа в признании и исполнении сформулированы в ст. 27 проекта: противоречие публичному порядку, ненадлежащее или несвоевременное извещение стороны, против которой принято решение, противоречие ранее принятому по тому же делу решению суда запрашиваемого государства или признаваемому решению суда другого государства — члена ЕС. Универсальная процедура получения документа, предписывающего принудительное исполнение, направлена изначально только на проверку документов. Как правило, лишь в случае возражения одной из сторон вопрос о признании и исполнении может быть рассмотрен судом на предмет наличия оснований для отказа. ——————————— В области семейных отношений и родительских прав действует Регламент Совета ЕС от 27 ноября 2003 г. N 2201/2003 «О юрисдикции, признании и приведении в исполнение судебных решений по семейным делам и делам об обязанностях родителей».

Согласно проекту признаются и аутентичные документы, которые будут иметь на территориях других государств — членов ЕС такую же доказательную силу, а содержащиеся в них факты будут рассмотрены с позиции презумпции достоверности и такой же возможности приведения в исполнение, как и в государстве происхождения аутентичного документа. Надо сказать, что в России действуют аналогичные нормы: решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого. При наличии возражений стороны против признания вопрос рассматривается судом. Основания для отказа в признании, как и основания для отказа в принудительном исполнении решения (ст. 412 — 414 ГПК РФ), во многом совпадают с теми, которые перечислены в проекте. Признаются (при соответствующем удостоверении) и документы, выданные, составленные или удостоверенные компетентными органами иностранных государств (ст. 408 ГПК РФ). Разграничивая компетенцию судов государств — членов ЕС по вопросам имущественных отношений супругов, проект исходит из критериев: совместного места жительства супругов; их последнего совместного места жительства, если один из них продолжает проживать там; места жительства ответчика; гражданства обоих супругов (применительно к Великобритании и Ирландии — исходя из их домицилия). Супруги также могут договориться о рассмотрении дела судом государства, право которого они выбрали в качестве применимого. Соглашение о подсудности может быть заключено в любое время, в том числе в процессе судебного разбирательства. Сопоставление относящихся к брачному договору положений проекта, как и некоторых положений Конвенции 1978 г., с российским законодательством выявляет спорные вопросы российского правоприменения и показывает, что принятое в этих документах более детальное, чем в России, и основанное на многолетней практике регулирование может служить ориентиром, отражающим современный подход к коллизионным вопросам брачного договора.

Ансель Ж.-П., Абасси М. Исполнение иностранных судебных решений // Журнал российского права. 2006. N 8. Канашевский В. А. Международное частное право. М., 2006. Лалетина А. С. Коллизионные нормы, регулирующие имущественные отношения супругов в законодательстве иностранных государств // Московский журнал международного права. 2004. N 1. Левин Ю. В. Актуальные вопросы брачного договора в Российской Федерации // Право и политика. 2009. N 2. Медведев И. Г. Имущественные отношения супругов и наследование. М., 2007. Мыскин А. В. Брачный договор в системе российского частного права. М., 2012.

«Н.И. Пискунова* ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БРАЧНОГО ДОГОВОРА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ В статье рассматриваются порядок и условия заключения брачного договора в соответствии . »

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БРАЧНОГО

ДОГОВОРА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

В статье рассматриваются порядок и условия заключения брачного договора в соответствии с российским законодательством и законодательством отдельных иностранных государств. На основе анализа правового регулирования условий заключения брачного договора в различных странах выявляются особенности данного правового института, обусловленные различными причинами.

Ключевые слова: брачный договор, имущественные отношения, личные неимущественные отношения.

LEGAL REGULATION OF A MARRIAGE AGREEMENT

IN INTERNATIONAL PRIVATE LAW

The article touches upon the procedure and conditions of contracting a marriage in accordance with the Russian Legislation and legislations of certain foreign countries. The analyses of contracting a marriage conditions of legal regulations allowed to formulate peculiarities of the given legal institute which were stipulated by different causes.

Keywords: agreement of marriage, property relations, personal non-property relations.

В настоящее время брачно-семейные

Гаагская конвенция определяет право, применяемое к режимам собственности супругов, и не распространяется на алиментные обязательства между супругами;

права, касающиеся наследования переживших супругов и вопросы, связанные с правоспособностью супругов. В соответствии со ст. 3 конвенции режим собственности супругов регулируется внутренним правом, выбранным супругами до вступления в брак. Данная конвенция использует принцип автономии воли в выборе применимого права. Супруги могут самостоятельно выбрать право, применимое к режиму их собственности, исходя из следующих вариантов:

1) право любого государства, гражданином которого является один из супругов;

2) право того государства, в котором один из супругов имеет свое обычное местожительство;

3) право государства, в котором один из супругов приобретает новое обычное местожительство после заключения брака.

Право, определенное супругами, применяется ко всей собственности, как к движимому, так и недвижимому имуществу, но вместе с тем супруги могут в отношении всего или некоторого недвижимого имущества определить право того государства, где находится эта недвижимость. В ситуациях, когда супруги не выбрали применимое право, действуют коллизионные нормы конвенции.

Согласно ст. 4 основной коллизионной привязкой является место жительства супругов после вступления в брак, не исключая возможности применения в определенных случаях права страны гражданства.

Следует отметить, что немаловажное значение в попытке унификации международных коллизионных норм относительно брачного договора имеет проект Регламента «О юрисдикции, применимом праве, признании и приведении в исВестник Саратовской государственной юридической академии · № 6 (107) · 2015 полнение решений по делам о режиме имущества супругов»3 представленный Европейской комиссией 16 марта 2011 г. Сфера действия Проекта направлена на регулирование имущественных отношений супругов и не регулирует вопросы, связанные с алиментными обязательствами, наследственными правами, и т.д.

В отличие от Гаагской конвенции 1978 г.

проект исходит из единства режима имущества, не разделяя его на движимое и недвижимое4. Коллизионные нормы проекта распространяются на все имущество супругов вне зависимости от его местонахождения. Согласно проекту под режимом имущества понимаются правила, регулирующие отношения по поводу совместного имущества между супругами, между супругами и третьими лицами. Согласно ст. 2 Проекта под брачным договором (контрактом) понимается любое соглашение, с помощью которого супруги регламентируют имущественные отношения между собой и с третьими лицами.

Договоры с участием России специальных коллизионных норм о брачном договоре не содержат, а включают в себя общие коллизионные нормы, касающиеся имущественных отношений супругов. Согласно ст. 27 Минской конвенции стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.5 и ст. 30 Кишиневской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 г.6 (Российская Федерация не ратифицировала данную конвенцию): личные и имущественные правоотношения супругов определяются по законодательству страны, на территории которой они имеют совместное местожительство. В случаях если супруги имеют общее гражданство, но проживают на территории разных государств, применяется право страны гражданства; если 111

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

России. Наиболее близки в регламентации обозначенного института положения законодательства Германии. Согласно Германскому гражданскому уложению (ст. 1410) брачный договор заключается в письменной форме в личном присутствии обеих сторон и нотариуса. Он может заключаться как до регистрации брака, так в любое время в период брака. Цель договора — регулирование имущественных отношений партнёров, что включает, в частности, право отменять или изменять режим имущества после вступления в брак (ст. 1408)11. При исключении или отмене супругами законного режима, а также в случае исключения выравнивания прироста или отмены договорного режима общности вступает в силу режим раздельности, если иное не вытекает из брачного договора. Законодатель предоставляет супругам практически полную свободу заключения брачного договора, ограничивая только в том, что режим имущества не может быть определен путем отсылки к недействующему или иностранному праву12.

По законодательству Германии в брачном договоре можно предусмотреть соглашения, касающиеся имущественной общности; возможность изменения отдельных положений, содержащихся в законодательстве, к примеру, предоставление права одному из супругов управления имуществом; регламентацию обязанностей, связанных с содержанием после расторжения брака; регулирование сроков, условий наступления и т.д.

Особенностью французского законодательства в отношении регулирования института брачного договора является возможность его заключения через институт представительства. Так, согласно Гражданскому кодексу Франции 1803 г.

соглашения об имущественных отношениях супругов могут заключаться как до вступления в брак, так и во время брака, подлежат обязательному нотариальному Вестник Саратовской государственной юридической академии · № 6 (107) · 2015 удостоверению при обоюдном согласии сторон в присутствии лиц, заключающих договор или через их представителей. Правовые последствия вступают в силу после регистрации брака. Гражданский кодекс Франции предлагает различные варианты договорных режимов с учетом наиболее распространённых ситуаций, что не исключает возможностей супругов установить свой собственный режим.

Выделяют следующие режимы: режим раздельной собственности; режим участия в доходах; режим договорной общности.

Под режимом договорной общности подразумевается возможность выбора супругами наиболее подходящего варианта из следующего перечня, закрепленного ст.

1497 Кодекса:

1) общность распространяется только на движимое имущество и приобретения во время брака;

2) неприменение правил законного режима общности к управлению имуществом;

3) один из супругов будет иметь возможность изъять себе часть из общего имущества в качестве возмещения;

4) один из супругов будет иметь право на получение определенной доли общего имущества до его раздела;

5) супругам будут принадлежать неравные доли в общем имуществе;

6) между супругами будет установлена всеобъемлющая общность13.

Несмотря на то, что основной целью брачного договора является обеспечение прав имущественного характера, в виде исключения французский законодатель предоставляет возможность закрепления в нем и личных неимущественных отношений, например, признание внебрачного ребенка одним из супругов14.

Наиболее широкие возможности относительно предмета брачного договора предоставляет законодательство стран англо-американской системы права. 113

Брачный договор в международном частном праве

Характеристика брачного договора, анализ его роли в международном частном праве. Сравнительный правовой анализ отечественного и зарубежного опыта брачно-договорных отношений в международном частном праве. Брачный договор: создание единых норм права.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 21.05.2014
Размер файла 416,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

    Введение
  • 1. Понятие и правовая характеристика брачного договора в международном частном праве
  • 2. Сравнительный правовой анализ отечественного и зарубежного опыта брачно-договорных отношений в международном частном праве
  • 3. Дальнейшая выработка унифицированных положений в регулировании брачно-семейных отношений на международном уровне
  • 3.1 Обще вопросы в области унификации правового обеспечения брачно-семейных отношений
  • 3.2 Брачный договор: создание единых норм права
  • Заключение
  • Список использованных источников

Введение

А превалирующей в доктрине международного частного права является сегодня позиция, согласно которой объектом международного частного права могут быть только гражданско-правовые отношения международного характера. Из этого следует, что отношения, выходящие за рамки гражданско-правовых, уже будут регулироваться не международным частным правом, а нормами других отраслей права.

К таким отношениям можно отнести порядок государственной регистрации актов гражданского состояния, порядок и сроки хранения книг государственной регистрации и аналогичные отношения, которые имеют административно-правовой характер и регулируются исключительно нормами национального права, хотя традиционно рассматриваются при изучении вопросов семейного права.

Итак, международное частное право регулирует только те отношения из области брачно-семейных, которые имеют гражданско-правовую природу.

Сразу следует обратить внимание на то, что четкой дифференциации институтов на имеющие публично-правовую и частноправовую природу в семейном праве не существует.

К брачно-семейным отношениям в международном частном праве относят вопросы заключения и расторжения брака, признания брака недействительным, определения режима имущества между супругами, регулирования алиментных обязательств, усыновления и связанные с ними другие вопросы (например, взаимоотношения в приемной семье) при условии, что указанные отношения имеют международный характер.

Характеризуя область брачно-семейных отношений, нельзя не отметить такой отличающий ее признак, как преобладание в каждом государстве правовых норм, имеющих свои давние исторические и религиозные корни, наличие обычаев, традиций, правил вежливости, нравственных, моральных и бытовых норм, одним словом, все те социальные регуляторы, которые отражают специфику каждой народности и определенной общности людей.

Именно это обстоятельство и является препятствием для унификации материальных и даже (хотя в значительно меньшей степени) коллизионных норм в семейном праве.

Поэтому цель курсовой работы — на основании литературных источников и нормативно-правовых актов изучить брачный договор в международном частном праве.

Объект курсовой работы — брачный договор.

Предмет курсовой работы — характеристика брачного договора и его роль в международном частном праве.

Задачи данной курсовой работы:

изучить понятие и дать правовую характеристику брачному договору в международном частном праве;

— дать сравнительный правовой анализ отечественного и зарубежного опыта брачно-договорных отношений в международном частном праве;

— рассмотреть дальнейшую выработку унифицированных положений в регулировании брачно-семейных отношений на международном уровне.

В курсовой работе использованы общенаучные и специальные методы познания, в том числе системно-структурный, экономико-правовой, исторический, сравнительно-правовой и др.

1. Понятие и правовая характеристика брачного договора в международном частном праве

Вызывает интерес также монография Я И Функа «Брачный договор Имущественные отношения супругов, их участие в хозяйственных обществах и товариществах», в которой автор раскрывает проблемы данного правового института на основе сравнительного анализа российского и белорусского права [19, c.58].

Вместе с тем, несмотря на определенные наработки, в отечественной доктрине остаются практически не исследованными традиционные механизмы международного частного права, а именно коллизионное регулирование применительно к брачному договору с иностранным элементом.

Брачный договор — это договор, регулирующий взаимоотношения между супругами. Традиционной целью заключения брачного договора является решение вопросов в таких областях семейной жизни, как имущество и дети. Нельзя недооценивать очень большой психологической нагрузки, которую несет процесс обсуждения и заключения брачного договора. Период, предшествующий заключению брака, и первые годы после этого окрашены в яркие тона романтических отношений и ожиданий от совместной жизни.

Поэтому строить любовь на договоре в нашей культуре как-то неудобно и неприлично.

Институт брачного договора, распространенный во многих странах мира, имеет своим содержанием установление режима собственности супругов, а в случаях, допускаемых диспозитивными нормами законодательства, — его изменение.

брачный договор международное право

В разных странах этот институт обладает своей спецификой, но суть его всюду одна: предоставление вступающим в брак возможностей отступления от того режима супружеского имущества, который предусмотрен в праве данной страны и автоматически начинает действовать с момента заключения брака при отсутствии договора. В большинстве случаев супруги достаточно свободны в выборе варианта, которому будут подчиняться их имущественные отношения. Единственным ограничением выступает обязательность его непротиворечия требованиям закона, действующего в стране.

Подчинение имущественных отношений режиму, согласованному между обоими супругами, представляет бесспорное завоевание современного этапа развития брачно-семейных отношений. В этом плане достаточно указать, что по праву ряда мусульманских государств имущественные отношения иногда рассматриваются в качестве вопроса личного статуса и подчиняются закону, регулирующему брак.

Так, в силу ч.1 ст.12 ГК Алжира применим личный закон мужа, действовавший в момент заключения брака, а раздел имущества в рамках расторжения брака подчиняется на основании ч.2 его ст.12 закону гражданства мужа, действовавшему в момент подачи искового заявления.

В некоторых обстоятельствах сделки имущественного характера индийской замужней женщины, совершенные ею в соответствии с положениями Закона о договорах 1872 г., и касающимися договорных отношений, судебными прецедентами могут обязывать не ее, а мужа (например, в случаях острой необходимости осуществить обеспечение заемных обязательств мужа и т.п.).

Вместе с тем нельзя не подчеркнуть, что в восточных странах еще с конца XIX века существовали предпосылки для закрепления в праве раздельной собственности супругов. В частности, индийский Закон III о собственности замужней женщины 1874 г. зафиксировал для индуистских, мусульманских, буддистских, сикских и джаин браков принцип раздельности имущества замужней женщины и провозгласил, что заработная плата, доходы, приобретенные ею в результате трудового найма, профессиональной деятельности, торговли или занятий науками, искусством, ремеслами и т.д., принадлежат ей на праве раздельной собственности (ст.4).

— режим общности движимых вещей и доходов от них;

— режим договорной общности имуществ, на которую не будут распространяться правила, относящиеся к управлению имуществами, общность на которые установлена законом;

— режим договорной общности, из которой один из супругов имеет право изымать определенные вещи в счет возмещения ущерба;

— режим общности имуществ с правом одного из супругов на преимущественную долю;

— режим, в соответствии с которым супруги имеют неравные доли;

— режим всеобъемлющей общности имуществ (ст.1497).

В то же время, если супруги оговорят в брачном контракте, что их имущество будет разделено, то каждый из них сохраняет за собой управление, пользование и свободное распоряжение своим собственным имуществом (ст.1536).

Не случайно поэтому в законодательстве некоторых государств, особенно исповедующих дуализм гражданского права, предусматриваются специальные правила, четко регламентирующие права физических лиц — коммерсантов в сфере торговой деятельности, когда это связано с супружеским имуществом.

«Если торговая деятельность, — говорится в ст.6 Торгового кодекса Испании — осуществляется лицом, состоящим в браке, то риски по результатам этой деятельности распространяются на собственное имущество данного супруга и на имущество, приобретенное на доходы от торговой деятельности. Для использования в торговой деятельности совместного имущества супругов, необходимо согласие обоих супругов».

Новое семейное законодательство РФ предоставляет возможность супругам самостоятельно определить свои имущественные права и обязанности в период брака и на случай его расторжения. В современных условиях, когда в составе имущества супругов может быть недвижимость, средства производства, правовое регулирование их имущественных отношений часто требует иных решений, чем те, которые предусмотрены общими нормами семейного законодательства о правовом режиме имущества супругов, что и достигается заключением между ними брачного договора.

Содержанием брачного договора является установление того или иного правового режима имущества супругов. Индивидуальное право собственности какого-либо из них на имущество, закрепленное в договоре, не может препятствовать включению в него положений о выделении второму супругу ренты на данное имущество и пр.

В том же договоре может быть предусмотрено и решение вопросов наследования, с той лишь оговоркой, что положения соглашения не могут отменять обязательных требований действующего законодательства в соответствующей области (например, об обязательной доле в наследстве нетрудоспособного супруга, несовершеннолетних детей, детей-инвалидов и лиц иных категорий).

Альтернативой режиму общности имуществ супругов, которую можно избрать для установления в договоре, объективно выступает принцип раздельности. Однако супруги могут установить ограниченный режим общности либо скомбинировать раздельность и общность в зависимости от видов и характера имуществ. В ряде случаев брачные договоры подлежат регистрации (например, в торговых реестрах, когда это касается коммерсантов). Так, ст.12 ТК Испании устанавливает, что брачные договоры, надлежащим образом зарегистрированные в Торговом реестре, могут включать условия, отличные от предусмотренных в предшествующих его разделах. Стороны вправе также предусмотреть в брачном договоре формы управления совместным и раздельным имуществом, определить порядок его осуществления.

Однако наличие договорной свободы не наделяет супругов правом изменять императивные, т.е. обязательные нормы, предписанные законодательством, соблюдения которых нельзя обойти, и, кроме того, включать в него ряд других требований, относящихся к семейным отношениям или личным правам.

Так, в числе подобного рода примеров необходимо указать на недопустимость определения в брачном договоре стороны, с которой будут проживать дети в случае развода, или обусловливание последствий для виновного в эвентуальном разводе супруга в том, что касается необходимости получения разрешения другого супруга на свидание с детьми, согласие на вторичный (последующий) брак, изменение местожительства и т.д.

Согласно Семейному кодексу РФ супруги обязаны материально поддерживать друг друга. Такая обязанность возлагается только на лиц, состоящих в зарегистрированном браке. Супруги имеют право заключить оглашение о предоставлении содержания. Условия, порядок и размер содержания, предоставляемого одним из супругов другому, определяются этим оглашением. Положение об уплате супругу алиментов также может быть включено в брачный договор.

При отказе от такой поддержки и отсутствии оглашения между супругами об уплате алиментов в предусмотренных законодательством случаях один из супругов имеет право требовать от другого, обладающего необходимыми для этого средствами, предоставления алиментов судебном порядке.

В соответствии с п.2 ст.161 СК при заключении брачного договора или оглашения об уплате алиментов друг другу супруги, не имеющие общего гражданства или совместного места жительства, могут избрать законодательство, подлежащее применению для определения их прав и обязанностей по брачному договору или по соглашению об уплате алиментов.

В случае, если супруги не избрали подлежащее применению законодательство, к брачному договору или соглашению об уплате алиментов применяются положения п.1 ст.161 Семейного кодекс РФ. Это значит, что, например, при оставлении брачного договора супруги могут условиться, что их права и обязанности будут определяться не тем законодательством, на которое указывают коллизионные нормы российского СК, а каким-либо иным (lex oluntatis).

Например, если брачный договор заключают супруги, один из которых проживает в России, а другой в Германии, но ранее они жили совместно в России, то согласно п.1 ст.161 СК их права и обязанности по брачному договору должны были бы подчиняться российскому законодательству как законодательству страны последнего совместного места жительства. Но при соответствующей договоренности супругов их права и обязанности по брачному договору могут подчиняться германскому праву или праву какого-либо другого избранного ими иностранного государства. В этом случае коллизионная норма п.1 ст.161 СК применяться не будет. Следует иметь в виду, что согласно п.2 ст.161 СК право избрания применимого права принадлежит не всем супружеским парам, а лишь тем, которые не имеют общего гражданства или совместного места жительства.

Если будет установлено, что применение норм избранного иностранного семейного права противоречит основам правопорядка России, возможно ограничение его применения (ст.167 СК). Статья 161 СК не говорит о форме избрания сторонами законодательства. Следовательно, в этих случаях должны применяться соответствующие коллизионные правила о форме сделки, содержащиеся в ст.1209 ГК РФ, и общие нормы о форме брачного договора. Заключаемые в России соглашения супругов об избрании законодательства могут быть включены в сам текст брачного договора (соглашения об уплате алиментов) либо образовывать отдельные документы. Соглашение, как и сам брачный договор (соглашение об уплате алиментов), излагается в письменной форме и требует нотариального удостоверения.

Если выбор супругами законодательства осуществляется за пределами России, достаточно того, что он был оформлен согласно требованиям соответствующего иностранного государства. Однако выбор российского законодательства не может быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы, если соблюдены его требования.

Решая в определенных случаях вопрос о форме соглашений супругов подчинения брачного договора законодательству того или иного государства, следует иметь в виду и коллизионные нормы ст.1209, 1213 ГК о том, что форма сделок и содержание договоров по поводу недвижимого имущества, находящегося в России, подчиняются российскому праву.

Выводы: таким образом, брачный договор — это договор, регулирующий взаимоотношения между супругами. Традиционной целью заключения брачного договора является решение вопросов в таких областях семейной жизни, как имущество и дети.

Институт брачного договора, распространенный во многих странах мира, имеет своим содержанием установление режима собственности супругов, а в случаях, допускаемых диспозитивными нормами законодательства, — его изменение.

В разных странах этот институт обладает своей спецификой, но суть его всюду одна: предоставление вступающим в брак возможностей отступления от того режима супружеского имущества, который предусмотрен в праве данной страны и автоматически начинает действовать с момента заключения брака при отсутствии договора.

2. Сравнительный правовой анализ отечественного и зарубежного опыта брачно-договорных отношений в международном частном праве

Психологи предостерегают, что при заключении брачного договора существует опасность «эффекта прогнозирования», поскольку в договоре супруги предусматривают возможность расторжения брака. Мы же, наоборот, привлечем внимание к огромному положительному психологическому эффекту брачного договора. Супруги с самого начала серьезно относятся к совместной жизни и устанавливают взаимоприемлемые правила, применение которых ни для кого не будет неожиданностью. В результате каждый шаг, который может повлиять на брак, каждый из супругов будет совершать при четком осознании его цены Важной психологической составляющей брачного договора является также ликвидация определенной правовой неграмотности.

До возникновения спорной ситуации супруги узнают, каким образом разногласия между ними будут урегулированы. Ведь лица, вступающие в брак, в очень редких случаях утруждают себя знакомством с Кодексом о браке и семье.

Ну а с брачным договором каждый считает необходимым обязательно ознакомиться Таким образом, при заключении брачного договора не будут возникать ситуации, когда мудрый муж, пользуясь своей осведомленностью о лазейках в брачно-семейном законодательстве, оставляет все имущество после развода себе, поскольку его супруга, никогда не работавшая и все силы отдававшая мужу и детям, лет 20 наивно полагала, что имущество наживалось совместно.

Более того, на наш взгляд, брачный договор не только не «опошлит» область искренних чувств, но и добавит нежности и романтики в отношения.

Ведь молодые люди, вступая в брак, начинают строить свой дом, свое общее пространство, и наряду с проблемами «А где и как мы будем жить?» возникает вопрос «А ты меня не бросишь?» Положения брачного договора могут быть таким же строительством общего дома, как приобретение общей квартиры.

Например, упрочить свои позиции в браке супругу, который не очень уверен в каких-либо качествах своей половины, помогут положения брачного договора об особенностях раздела имущества в зависимости от того, по чьей инициативе расторгается брак. Так, брачный договор, может предусматривать следующее.

В Беларуси подобные положения брачного договора помогут дисциплинировать мужей. Неработающим женам целесообразно также подумать о включении в брачный договор такого положения.

Болезненным вопросом расторжения брачных отношений является судьба детей. Не секрет, что бывшие жены склонны спекулировать отцовскими чувствами бывших мужей, так как дети в большинстве случаев после развода остаются с матерью.

Мужчины (как известно основной мотивацией вступления в брак для них является продолжение рода) могут определить для себя гарантии развития сценария брачно-семейных отношений, включив в брачный договор следующие положения.

Положительный эффект брачного договора заключается в том, что он может быть:

— составлен в любое время — до заключения брака (в праве иностранных государств, где практика брачных договоров получила большое распространение, выделяют prenuptial agreement, т е дос-вадебный договор, собственно брачный договор — marriage contract) и после заключения брака.

— изменен или дополнен в любое время до расторжения брака Расторжение брачного договора осуществляется в порядке, определенном Гражданским кодексом Республики Беларусь (далее — ГК) [1].

Таким образом, по обоюдному желанию супруги могут гибко конструировать условия своей совместной жизни. Это очень важно при изменении имущественного положения обоих супругов или, что бывает чаще, одного из них (карьерный рост, успехи в бизнесе).

Институт брачного договора появился в белорусском праве совсем недавно Его материально-правовое регулирование ограничивается в настоящий момент довольно незначительным количеством нормативных актов К основным из них относятся Кодекс Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС) [2], а также указание о порядке нотариального удостоверения брачного договора, утвержденное приказом Министерства юстиции Республики Беларусь от 15 ноября 1999 г.

Что касается коллизионно — правового регулирования, то ни в разделе VII Гражданского кодекса Республики Беларусь, ни в разделе VI КоБС специальных коллизионных норм по брачному договору нет.

В «национальных браках», т е в браках между гражданами Республики Беларусь, заключаемых в Республике Беларусь, практика заключения брачных договоров пока не получила широкого распространения. В иностранных государствах, наоборот — брачный договор не является такой уж редкостью Причем к нему прибегают не только богатые супруги, которым есть что делить, но и представители среднего класса.

Это объясняется тем, что правовой институт брачного договора в иностранных государствах существует довольно давно и супруги осведомлены о наличии такой правовой гарантии мирного расставания.

Таким образом, наибольший интерес с правовой точки зрения в настоящий момент в Республике Беларусь представляют брачные договоры с иностранным элементом. Поскольку понятие «брак с иностранным элементом» может включать самые разные ситуации (в зависимости от национальности супругов и места совершения брака), то и брачный договор может сопровождаться связью с иностранным правопорядком различными способами.

К брачным договорам с иностранным элементом отнесем договоры, заключенные:

— между супругами разной национальности;

— за границей по иностранному праву;

— между иностранцами.

Можно предположить, что наиболее распространенной является ситуация, когда гражданка Республики Беларусь заключает брачный договор с гражданином иностранного государства. Вместе с тем, не исключены и такие ситуации, когда граждане Республики Беларусь, постоянно проживающие за границей, заключают брак и брачный договор по иностранным законам.

Белорусское законодательство предусматривает императивные предписания в отношении:

содержания брачного договора (возможность включения только имущественных вопросов, материальных обязательств в случае расторжения брака, вопросов воспитания, проживания детей, размера алиментов на них, а также других вопросов взаимоотношений супругов, если это не противоречит законодательству о браке и семье),

формы брачного договора (письменная форма с нотариальным удостоверением).

Предметом договора являются достигнутые между супругами соглашения, если они не противоречат законодательству о браке и семье (ст.13 КоБС). Таким образом, белорусский суд, рассматривая брачный договор с иностранным элементом, применяя иностранное право, оценивая действительность договора, как минимум, может прийти к выводу о необходимости применения таких механизмов международного частного права, как оговорка о публичном порядке, обход закона и императивные нормы. Тем более, что в абзаце 1 статьи 237 КоБС четко сформулирована оговорка о публичном порядке в брачно-семейных отношениях.

Право иностранных государств, предусматривающее большую свободу в отношении содержания брачного договора, может касаться таких вопросов, как: распределение обязанностей по ведению домашнего хозяйства, выполнение супружеских обязанностей, ответственность за измену. Вряд ли можно признать, что подобные условия соответствуют правовой конструкции брачного договора в Республике Беларусь.

Обозначим следующие основные коллизионные проблемы в отношении брачных договоров:

возможность выбора применимого права к брачному договору по коллизионным нормам раздела VII ГК;

признание брачного договора, заключенного за границей, по форме и по содержанию действительным в Республике Беларусь.

Правовой анализ первой проблемы предполагает применение общих коллизионных норм о сделках по аналогии. В условиях пробелов правового регулирования, оставляющих свободу усмотрения, белорусский суд может применить положения статей ГК: 1116 (форма), 1124 (автономия воли), 1125 (содержание). Однако брачный договор как правовой институт семейного права регулирует отношения, имеющие яркую морально-нравственную окраску [15, с.284].

Поэтому вряд ли можно отождествлять его с обычными сделками. Более целесообразным, на наш взгляд, является применение открытой коллизионной привязки в пункте 3 статьи 1093 ГК: «право, наиболее тесно связанное с гражданско-правовыми отношениями, осложненными иностранным элементом».

При решении коллизионных вопросов брачного договора следует учитывать интенсивность привязки. Иначе, если по национальности (гражданству или постоянному месту жительства), совместному месту жительства, месту нахождения имущества, месту заключения брака и т.д. отношения связаны с иностранным государством, то нет особых оснований применения к брачному договору белорусского права.

В частности, если брачный договор заключен за границей по иностранному праву и сторонами брака являются:

— иностранные граждане,

— иностранный гражданин и гражданин Республики Беларусь, постоянно проживающий за границей,

— граждане Республики Беларусь, постоянно проживающие за границей, то нет особых оснований для применения белорусского права по оговорке о публичном порядке.

Брачный договор как нельзя лучше свидетельствует о наличии пробелов в международном частном праве Республики Беларусь по вопросам брачно-семейных отношений. Очень трудно ответить на вопрос: насколько в белорусской юрисдикции позволены оговорки о выборе применимого права в брачном договоре. Коллизионное право большинства стран Западной Европы (например, право Германии) это позволяет [10, с.82].

Правда, право на автономию воли зачастую сопровождается строгими формальными требованиями, в частности, условием о нотариальном удостоверении соглашения о выборе права в брачном договоре. Сложно представить, каким образом белорусский суд отнесется к брачному договору, составленному согласно нормам иностранного права, да еще и с оговоркой о применимом праве. По пункту 2 статьи 1093 и статьи 1124 ГК Республики Беларусь такая возможность существует для договоров вообще. В отношении же брачного договора можно порекомендовать исходить из правила интенсивности коллизионной привязки.

Наконец последняя из обозначенных проблем — форма брачного договора. Наверное, особых коллизий она на практике не вызовет. Во-первых, потому что в праве большинства государств выдвигаются строгие формальные требования к брачному договору. Во-вторых, брачный договор — это очень важный и осмысленный шаг, на который идут супруги, поэтому они сами, независимо от правовой осведомленности, пожелают совершить процедуры нотариального удостоверения. Вместе с тем, в тех случаях, когда коллизионный вопрос о форме все же возникнет, принцип «место совершения», содержащийся в статье 1116 ГК Республики Беларусь, может быть применен с учетом интенсивности привязки.

Источниками коллизионного регулирования могут быть также договоры о правовой помощи Республики Беларусь с другими странами. В большинстве из них есть коллизионные нормы. Они определяют выбор права государств-участников. Коллизионные нормы договоров о правовой помощи Республики Беларусь по договорам содержат несколько отличное регулирование от положений ГК Республики Беларусь [1].

Как для формы, так и для прав и обязанностей сторон они предполагают применение права по месту совершения. Например, такие правила содержатся в статьях 42 и 44 Кишиневской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной между государствами — участниками СНГ в 2002 г. [5].

Учитывая принцип приоритета международных договоров над национальным правом можно сделать вывод о том, что условия брачного договора между гражданином Республики Беларусь и гражданином Российской Федерации должны оцениваться по праву государства, где был заключен такой договор. Это может оказаться особенно интересным в свете имеющихся разногласий. По Семейному кодексу Российской Федерации предметная область брачного договора ограничивается исключительно имущественными правоотношениями супругов, а по КоБС Республики Беларусь супруги могут предусмотреть условия, регламентирующие сферу личных неимущественных отношений право на фамилию, право на выбор места жительства, права и обязанности по отношению к детям.

Выводы: надо полагать, что вопросы брачного договора получат дальнейшую регламентацию в праве Республики Беларусь. Желательно, чтобы при этом была учтена необходимость совершенствования коллизионного регулирования как в национальных законах, так и в международном праве. В рамках Гаагской конференции по международному частному праву были заключены несколько конвенций, затрагивающих вопросы брачного договора К таковым относится Гаагская конвенция о праве, применимом к режиму имущества супругов 1978 г [11]

На ее положения Республика Беларусь могла бы ориентироваться при совершенствовании коллизионного права.

3. Дальнейшая выработка унифицированных положений в регулировании брачно-семейных отношений на международном уровне

Целью унификации коллизионных норм в регулировании брачно-семейных отношений является:

— единообразие правового регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом;

— облегчение международно-правового сотрудничества в рассматриваемой сфере общественных отношений;

— повышение степени правовой защищенности сторон; обеспечение стабильности правового регулирования и единообразия правоприменительной практики при сохранении различий в национальном материально-правовом регулировании.

Унификация права в рассматриваемой области происходит достаточно медленно из-за существенного различия материально-правового регулирования семейных отношений в законодательстве зарубежных стран следствием чего может стать возникновение хромающих отношений, формально действительных в одном государстве и недействительных по законам другого.

Такое положение не может удовлетворять ни доктрину, ни правоприменительную практику, поэтому главной задачей сближения законодательства является регулирование коллизионных вопросов таким образом, чтобы отношения сторон были признаны действительными повсеместно.

В силу того что в области семейных отношений недостижима полная унификация материальных норм, особое внимание в данной сфере необходимо уделить унификации коллизионно-правового регулирования.

В настоящее время на уровне СНГ действуют два документа, которые содержат положения на уровне применимом к брачно-семейным отношениям: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семенным о уголовным делам 1и 93 г.8 (далее — Минская конгенция), а также Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г. [5] (далее — Кишиневская конвенция).

Как свидетельствует правоприменительная практика, Минская конвенция сыграла позитивную роль в разрешении коллизионных вопросов в сфере брачно-семейных отношений. Вместе с тем изменившиеся отношения между государствами — участниками СНГ, а также развитие в них собственного законодательства (в том числе семейного) требовали разработки нового международного договора, отвечающего современным реалиям. 7 октября 2002 г. была подписана Кишиневская конвенция [9].

Можно только сожалеть, что коллизионные нормы в области семейных отношений, закрепленные в Минской конвенции, практически неизменно воспроизведены в Кишиневской конвенции (исключение составляют коллизионные привязки применительно к правоотношениям по установлению и оспариванию отцовства или материнства, а также усыновлению).

Отдельные положения указанных Конвенций содержат спорные моменты, о чем свидетельствуют направленные в Экономический Суд СНГ запросы о толковании некоторых норм, закрепленных в конвенциях [13].

Недостатком рассматриваемых региональных соглашений является отсутствие, во-первых, новейших институтов брачно-семейного права: брачный договор, соглашение об алиментах, суррогатное материнство, во-вторых, применяемых в мировой практике прогрессивных формул прикрепления (например, право наиболее тесной связи), в-третьих, дифференцированных коллизионных норм, позволяющих учесть конкретные фактические обстоятельства. В доктрине высказывается мнение относительно того, что применение гибких коллизионных формул прикрепления в области брачно-семейных отношений является «не только целесообразным, но и необходимым с точки зрения всесторонности и адекватности правового регулирования» [20, c.115].

Следовательно назрела необходимость пересмотреть подходы к коллизионно-правовому регулированию брачно-семейных отношений на региональном уровне с учетом объективных реалий и современных тенденций, а также законодательного опыта других региональных объединений, например Европейского союза (далее — ЕС).

Целесообразно разработать комплексный международный договор, регулирующий совокупность брачно-семейных отношений с иностранным элементом — Конвенцию о праве, подлежащем применению к брачно-семейным отношениям (далее — Конвенция).

В сферу применения данной Конвенции должны входить отношения, вытекающие из брака, родства, усыновления и свойства.

Н.И. Марышева отмечает, что привязки в коллизионных нормах семейного права отличаются большой сложностью, а специфика семейных отношений вынуждает законодателя быть осторожным при выборе привязок, в особенности применительно к отношениям, затрагивающим личность человека.

Поскольку в этой области, как и в вопросах личного статуса по гражданским делам, применяется обычно личный закон каждого из участников отношения, представляется необходимым включить в Конвенцию положение, определяющее личный закон физического лица. Учитывая внутреннее регулирование государств — участников СНГ в данной сфере, под личным законом физического лица целесообразно считать право государства, гражданином которого это лицо является; для лица без гражданства — право государства, в котором это лицо постоянно проживает; беженца — право государства, предоставившего убежище. В определении личного закона данных категорий лиц мы не видим разночтений в различных государствах. Однако личный закон физического лица, имеющего два и более гражданства, по-разному регулируется в национальном праве государств, входящих в состав СНГ. Например, в соответствии с ч.3 ст.156 Семейного кодекса (далее — СК) Российской Федерации [3] при наличии у лица гражданства нескольких иностранных государств применяется по выбору данного лица законодательство одного из этих государств.

Согласно ч.2 ст.16 Закона Украины о международном частном праве [8, c.176] (далее — Закон Украины), ст.9.1 Закона Азербайджанской Республики о международном частном праве [1], п.1 ст.1103 Гражданского кодекса Республики Беларусь личным законом лица, которое имеет два и более гражданства, является право государства, с которым лицо наиболее тесно связано.

Представляется, что подход, закрепленный в праве Азербайджана, Беларуси и Украины, является наиболее оптимальным, так как во внимание принимается не только желание лица (т.е. субъективный фактор), но и объективная реальность — наличие связи лица с конкретным государством (например, могут учитываться такие факторы, как постоянное место жительства или осуществление основной деятельности на территории определенной страны).

В законодательстве ряда стран допускается распространение автономии воли сторон на семейные правоотношения. В государствах — участниках СНГ нет единого подхода к данной проблематике. В одних государствах, среди которых Азербайджанская Республика, Республика Армения, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан и Украина, в установленных законом случаях супруги могут самостоятельно избрать применимое право к определенному кругу правоотношений. В других странах, например Республике Беларусь, брачно-семейные отношения регулируются императивными коллизионными нормами. На наш взгляд, принимая во внимание некоммерческий характер брачно-семейных отношений, а также большую вероятность наличия сверхимперативных норм в праве государств, с которыми рассматриваемые отношения имеют тесную связь, на правоотношения, связанные с расторжением брака, брачным договором, договором суррогатного материнства, соглашением об уплате алиментов следует распространить действие ограниченной автономии воли сторон.

3.2 Брачный договор: создание единых норм права

Во всех вышеперечисленных странах к брачному договору допускается применение автономии воли сторон:

1. В Азербайджанской Республике (ст.151.2 СК), Республике Армения (ч.2 ст.146 СК), Кыргызской Республике (ч.2 ст.168 СК), Российской Федерации (ч.2 ст.161 СК) и Республике Таджикистан (ч.2 ст.172 СК) супруги могут выбрать применимое право к брачному договору, если они не имеют общего гражданства или общего места жительства.

2. Согласно ч.3 ст.157 СК Республики Молдова супруги по обоюдному согласию могут избрать к брачному договору право государства гражданства одного из супругов.

3. В соответствии со ст.59 Закона Украины супруги могут по соглашению между собой выбрать для брачного договора личный закон одного из супругов или право государства, в котором один из них имеет обычное место пребывания, или, относительно недвижимого имущества, право государства, в котором это имущество находится.

Если супруги не выбрали право к брачному договору, применяется:

1. Право государства, на территории которого супруги имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства — право государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства (ст.151.1 СК Азербайджанской Республики, ч.1 ст.146 СК Республики Армения, ч.1 ст.168 СК Кыргызской Республики, ч.1 ст.157 Республики Молдова, ч.1 ст.161 СК Российской Федерации, ч.1 ст.172 СК Республики Таджикистан).

2. Общий личный закон супругов, а в случае его отсутствия — право государства, в котором супруги имели последнее общее местожительство, при условии, что хотя бы один из супругов все еще имеет местожительство в этом государстве, а в случае отсутствия такового — право, с которым оба супруга имеют более тесную связь иным образом (ст.59 Закона Украины).

Можно сделать вывод о том, что национальное право большинства государств — участников СНГ, во-первых, имеет специальное коллизионное регулирование брачного договора, во-вторых, допускает ограниченную автономию воли сторон при выборе применимого права к брачному договору, в-третьих, в качестве основных формул прикрепления закрепляет иерархически выстроенный ряд коллизионных привязок.

На наш взгляд, в Конвенции право на заключение брачного договора должно быть предоставлено не только супругам, но и лицам, вступающим в брак, так как национальное законодательство стран СНГ допускает заключение брачного договора до заключения брака (ст.38.1 СК Азербайджанской Республики, ст.27 СК Республики Армения, ч.3 ст.13 КоБС Республики Беларусь, ст.38 ЗоБС Республики Казахстан, ч.1 ст.44 СК Кыргызской Республики, ст.27 СК Республики Молдова, ст.40 СК Российской Федерации, ст.40 СК Республики Таджикистан, ст.29 СК Республики Узбекистан, ч.1 ст.92 СК Украины).

Выбор к брачному договору применимого права лицами, не связанными брачными узами, не будет противоречить правовой природе такого договора, поскольку он вступает в силу со дня регистрации заключения брака.

Представляется, в Конвенции следует предоставить сторонам брачного договора право самостоятельно избирать в качестве применимого права их общий личный закон, право государства общего места жительства или в отношении недвижимого имущества — право места нахождения этого имущества. В доктрине высказывается мнение о целесообразности ограничения выбора права к рассматриваемым отношениям только законодательством тех стран, с которыми у лиц, заключающих брачный договор, имеется реальная правовая связь. Искусственность сделанного выбора может затруднить признание брачного договора за границей. Наличие связи вступающих в брак лиц или супругов с правом определенного государства позволит также избежать злоупотребления выбора права государства, в котором закреплены более благоприятные условия в отношении прав и обязанностей по брачному договору, но с которым стороны брачного договора не имеют связи.

Особый вопрос ставит законодательство некоторых государств, которые допускают регулирование брачным договором не только имущественных, но и личных неимущественных отношений супругов. Следует ограничить сферу применения автономии воли сторон в брачном договоре вопросами имущественного характера.

В качестве основных формул прикрепления представляется возможным установить следующие привязки: общий личный закон супругов (лиц, вступающих в брак); право государства совместного места жительства супругов (лиц, вступающих в брак); право наиболее тесной связи.

Заключение

1. Брачный договор — это договор, регулирующий взаимоотношения между супругами. Традиционной целью заключения брачного договора является решение вопросов в таких областях семейной жизни, как имущество и дети.

2. Институт брачного договора, распространенный во многих странах мира, имеет своим содержанием установление режима собственности супругов, а в случаях, допускаемых диспозитивными нормами законодательства, — его изменение.

3. В разных странах этот институт обладает своей спецификой, но суть его всюду одна: предоставление вступающим в брак возможностей отступления от того режима супружеского имущества, который предусмотрен в праве данной страны и автоматически начинает действовать с момента заключения брака при отсутствии договора.

4. Надо полагать, что вопросы брачного договора получат дальнейшую регламентацию в праве Республики Беларусь. Желательно, чтобы при этом была учтена необходимость совершенствования коллизионного регулирования как в национальных законах, так и в международном праве. В рамках Гаагской конференции по международному частному праву были заключены несколько конвенций, затрагивающих вопросы брачного договора К таковым относится Гаагская конвенция о праве, применимом к режиму имущества супругов 1978 г.

5. На ее положения Республика Беларусь могла бы ориентироваться при совершенствовании коллизионного права.

6. Унификация представляет собой процесс, направленный на создание единообразных норм права. Наиболее остро вопрос о необходимости унификации стоит в сфере коллизионно-правового регулирования, поскольку наличие иностранного элемента в правоотношениях одновременно затрагивает правовое поле нескольких государств. Целесообразно разработать комплексный международный договор, регулирующий совокупность брачно-семейных отношений с иностранным элементом — Конвенцию о праве, подлежащем применению к брачно-семейным отношениям.

Список использованных источников

1. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 07.12.1998 № 218-З с изменениями и дополнениями от 10.07.2012 № 424-З;

2. Кодекс Республики Беларусь о браке и семье принят Палатой представителей 3 июня 1999 г одобрен Советом Республики 24 июня 1999 г // // Закон Республики Беларусь от 12 декабря 2013 г. № 84-З (Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 17.12.2013, 2/2082);

3. Семейный кодекс Российской Федерации: принят Государственной Думой 8 дек. 1995 г.: текст Кодекса по состоянию на 25.11.2013. [Электронный ресурс] // Режим доступа: [http://www.consultant.ru/popular/family/] — Дата доступа: 10.02.2014.

4. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам [Электронный ресурс] // Официальный сайт Исполнительного комитета Содружества Независимых Государств: Режим доступа: [http // www cis mmsk by/mam aspx? u >

7. Приказ Министерства юстиции Республики Беларусь, 15 ноября 1999 г, № 243 О порядке нотариального удостоверения брачного договора // Нац реестр правовых актов Респ Беларусь 2000 № 2 8/1457;

11. Лягард, Г.Г. Единое общеевропейское регулирование имущественных отношений супругов и наследования: [Электронный ресурс] // Центр нотариальных исследований: Режим доступа [http // www notiss ru/ usnmg/Lagarderu htm]. — Дата доступа: 05.02.2014.

12. Марышева, Н.И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — 84 c.

14. Селезнева, Т.Ю. Брачный договор преимущества, содержание, функции // Бюллетень нормативно правовой информации 2003 № 11. — 66 c.

18. Шебанова, К.А. Семейные отношения в международном частном праве. — М.: Академический правовой ун-т при ин-те государства и права РАН, 1995. — 39 c.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Общая характеристика и источники правового регулирования брачно-семейных отношений в международном частном праве, понятие брачно-семейных отношений. Порядок заключения и прекращения брака, правовой статус детей. Общие положения о мусульманском браке.

дипломная работа [93,7 K], добавлен 12.07.2010

Международное частное право. Основные проблемы брачно-семейных отношений с иностранным элементом. Коллизионные вопросы заключения и расторжения брака в международном частном праве. Права и обязанности супругов. Правоотношения между родителями и детьми.

реферат [790,8 K], добавлен 23.07.2015

Ретроспектива института авторского права в международном частном праве. Проблемы с современным «пиратством» и неавторизованным распространением цифрового контента в интернете. Современное состояние и перспективы авторских прав в международном праве.

реферат [54,6 K], добавлен 07.07.2013

Особенности правового регулирования брачно-семейных отношений международного характера. Признание браков, заключенных за рубежом. Правоотношения между супругами. Расторжение брака в международном частном праве. Правоотношения между родителями и детьми.

контрольная работа [37,8 K], добавлен 04.02.2010

Анализ правового положения трудовых отношений в международном частном праве. Трудовые права иностранцев и российских граждан за рубежом. Порядок правового регулирования несчастных случаев на производстве. Коллизионные вопросы в области трудовых отношений.

курсовая работа [66,2 K], добавлен 29.09.2014

Классификация коллизионных норм по различным основаниям. Право собственности и другие вещные права на недвижимое и движимое имущество в международном частном праве. Проблемы, которые возникают при применении международного права к вещным правам.

презентация [65,8 K], добавлен 27.11.2015

Рассмотрение понятия и специфики права промышленной собственности. Анализ отношений между государствами в области международно-правового сотрудничества по регулированию проблем защиты права промышленной собственности в международном частном праве.

курсовая работа [42,9 K], добавлен 23.09.2014

Физические лица как субъекты международного частного права, их правоспособность. Коллизионные вопросы дееспособности физических лиц. Трудовые, семейные и наследственные отношения в международном частном праве. Особенности опеки и попечительства.

курсовая работа [46,6 K], добавлен 17.02.2015

Правовое положение и правоспособность физических лиц. Коллизионные вопросы дееспособности физических лиц в международном частном праве. Трудовые, семейные и наследственные отношения физических лиц. Опека и попечительство в международном частном праве.

курсовая работа [43,9 K], добавлен 06.01.2015

Физические лица как субъекты международного частного права, их правоспособность. Коллизионные вопросы дееспособности физических лиц. Трудовые, семейные и наследственные отношения лиц в международном частном праве. Вопросы опеки и попечительства.

курсовая работа [46,8 K], добавлен 22.03.2015

2. Сравнительный правовой анализ отечественного и зарубежного опыта брачно-договорных отношений в международном частном праве

Как отмечают белорусские юристы, занимающиеся новым институтом брачно-семейного права, введение института брачного договора в белорусское законодательство имело немало противников, искренне полагавших, что имущественные договоры между супругами (особенно в начале семейной жизни) — это не что иное, как опошление личных искренних чувств, союз «по расчету» [14, c.11].

Психологи предостерегают, что при заключении брачного договора существует опасность «эффекта прогнозирования», поскольку в договоре супруги предусматривают возможность расторжения брака. Мы же, наоборот, привлечем внимание к огромному положительному психологическому эффекту брачного договора. Супруги с самого начала серьезно относятся к совместной жизни и устанавливают взаимоприемлемые правила, применение которых ни для кого не будет неожиданностью. В результате каждый шаг, который может повлиять на брак, каждый из супругов будет совершать при четком осознании его цены Важной психологической составляющей брачного договора является также ликвидация определенной правовой неграмотности.

До возникновения спорной ситуации супруги узнают, каким образом разногласия между ними будут урегулированы. Ведь лица, вступающие в брак, в очень редких случаях утруждают себя знакомством с Кодексом о браке и семье.

Ну а с брачным договором каждый считает необходимым обязательно ознакомиться Таким образом, при заключении брачного договора не будут возникать ситуации, когда мудрый муж, пользуясь своей осведомленностью о лазейках в брачно-семейном законодательстве, оставляет все имущество после развода себе, поскольку его супруга, никогда не работавшая и все силы отдававшая мужу и детям, лет 20 наивно полагала, что имущество наживалось совместно.

Более того, на наш взгляд, брачный договор не только не «опошлит» область искренних чувств, но и добавит нежности и романтики в отношения.

Ведь молодые люди, вступая в брак, начинают строить свой дом, свое общее пространство, и наряду с проблемами «А где и как мы будем жить?» возникает вопрос «А ты меня не бросишь?» Положения брачного договора могут быть таким же строительством общего дома, как приобретение общей квартиры.

Например, упрочить свои позиции в браке супругу, который не очень уверен в каких-либо качествах своей половины, помогут положения брачного договора об особенностях раздела имущества в зависимости от того, по чьей инициативе расторгается брак. Так, брачный договор, может предусматривать следующее.

В Беларуси подобные положения брачного договора помогут дисциплинировать мужей. Неработающим женам целесообразно также подумать о включении в брачный договор такого положения.

Болезненным вопросом расторжения брачных отношений является судьба детей. Не секрет, что бывшие жены склонны спекулировать отцовскими чувствами бывших мужей, так как дети в большинстве случаев после развода остаются с матерью.

Мужчины (как известно основной мотивацией вступления в брак для них является продолжение рода) могут определить для себя гарантии развития сценария брачно-семейных отношений, включив в брачный договор следующие положения.

Положительный эффект брачного договора заключается в том, что он может быть:

— составлен в любое время — до заключения брака (в праве иностранных государств, где практика брачных договоров получила большое распространение, выделяют prenuptial agreement, т е дос-вадебный договор, собственно брачный договор — marriage contract) и после заключения брака.

— изменен или дополнен в любое время до расторжения брака Расторжение брачного договора осуществляется в порядке, определенном Гражданским кодексом Республики Беларусь (далее — ГК) [1].

Таким образом, по обоюдному желанию супруги могут гибко конструировать условия своей совместной жизни. Это очень важно при изменении имущественного положения обоих супругов или, что бывает чаще, одного из них (карьерный рост, успехи в бизнесе).

Институт брачного договора появился в белорусском праве совсем недавно Его материально-правовое регулирование ограничивается в настоящий момент довольно незначительным количеством нормативных актов К основным из них относятся Кодекс Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС) [2], а также указание о порядке нотариального удостоверения брачного договора, утвержденное приказом Министерства юстиции Республики Беларусь от 15 ноября 1999 г.

Что касается коллизионно — правового регулирования, то ни в разделе VII Гражданского кодекса Республики Беларусь, ни в разделе VI КоБС специальных коллизионных норм по брачному договору нет.

В «национальных браках», т е в браках между гражданами Республики Беларусь, заключаемых в Республике Беларусь, практика заключения брачных договоров пока не получила широкого распространения. В иностранных государствах, наоборот — брачный договор не является такой уж редкостью Причем к нему прибегают не только богатые супруги, которым есть что делить, но и представители среднего класса.

Это объясняется тем, что правовой институт брачного договора в иностранных государствах существует довольно давно и супруги осведомлены о наличии такой правовой гарантии мирного расставания.

Таким образом, наибольший интерес с правовой точки зрения в настоящий момент в Республике Беларусь представляют брачные договоры с иностранным элементом. Поскольку понятие «брак с иностранным элементом» может включать самые разные ситуации (в зависимости от национальности супругов и места совершения брака), то и брачный договор может сопровождаться связью с иностранным правопорядком различными способами.

К брачным договорам с иностранным элементом отнесем договоры, заключенные:

— между супругами разной национальности;

— за границей по иностранному праву;

Можно предположить, что наиболее распространенной является ситуация, когда гражданка Республики Беларусь заключает брачный договор с гражданином иностранного государства. Вместе с тем, не исключены и такие ситуации, когда граждане Республики Беларусь, постоянно проживающие за границей, заключают брак и брачный договор по иностранным законам.

Белорусское законодательство предусматривает императивные предписания в отношении:

содержания брачного договора (возможность включения только имущественных вопросов, материальных обязательств в случае расторжения брака, вопросов воспитания, проживания детей, размера алиментов на них, а также других вопросов взаимоотношений супругов, если это не противоречит законодательству о браке и семье),

формы брачного договора (письменная форма с нотариальным удостоверением).

Предметом договора являются достигнутые между супругами соглашения, если они не противоречат законодательству о браке и семье (ст.13 КоБС). Таким образом, белорусский суд, рассматривая брачный договор с иностранным элементом, применяя иностранное право, оценивая действительность договора, как минимум, может прийти к выводу о необходимости применения таких механизмов международного частного права, как оговорка о публичном порядке, обход закона и императивные нормы. Тем более, что в абзаце 1 статьи 237 КоБС четко сформулирована оговорка о публичном порядке в брачно-семейных отношениях.

Право иностранных государств, предусматривающее большую свободу в отношении содержания брачного договора, может касаться таких вопросов, как: распределение обязанностей по ведению домашнего хозяйства, выполнение супружеских обязанностей, ответственность за измену. Вряд ли можно признать, что подобные условия соответствуют правовой конструкции брачного договора в Республике Беларусь.

Обозначим следующие основные коллизионные проблемы в отношении брачных договоров:

возможность выбора применимого права к брачному договору по коллизионным нормам раздела VII ГК;

признание брачного договора, заключенного за границей, по форме и по содержанию действительным в Республике Беларусь.

Правовой анализ первой проблемы предполагает применение общих коллизионных норм о сделках по аналогии. В условиях пробелов правового регулирования, оставляющих свободу усмотрения, белорусский суд может применить положения статей ГК: 1116 (форма), 1124 (автономия воли), 1125 (содержание). Однако брачный договор как правовой институт семейного права регулирует отношения, имеющие яркую морально-нравственную окраску [15, с.284].

Поэтому вряд ли можно отождествлять его с обычными сделками. Более целесообразным, на наш взгляд, является применение открытой коллизионной привязки в пункте 3 статьи 1093 ГК: «право, наиболее тесно связанное с гражданско-правовыми отношениями, осложненными иностранным элементом».

При решении коллизионных вопросов брачного договора следует учитывать интенсивность привязки. Иначе, если по национальности (гражданству или постоянному месту жительства), совместному месту жительства, месту нахождения имущества, месту заключения брака и т.д. отношения связаны с иностранным государством, то нет особых оснований применения к брачному договору белорусского права.

В частности, если брачный договор заключен за границей по иностранному праву и сторонами брака являются:

— иностранный гражданин и гражданин Республики Беларусь, постоянно проживающий за границей,

— граждане Республики Беларусь, постоянно проживающие за границей, то нет особых оснований для применения белорусского права по оговорке о публичном порядке.

Брачный договор как нельзя лучше свидетельствует о наличии пробелов в международном частном праве Республики Беларусь по вопросам брачно-семейных отношений. Очень трудно ответить на вопрос: насколько в белорусской юрисдикции позволены оговорки о выборе применимого права в брачном договоре. Коллизионное право большинства стран Западной Европы (например, право Германии) это позволяет [10, с.82].

Правда, право на автономию воли зачастую сопровождается строгими формальными требованиями, в частности, условием о нотариальном удостоверении соглашения о выборе права в брачном договоре. Сложно представить, каким образом белорусский суд отнесется к брачному договору, составленному согласно нормам иностранного права, да еще и с оговоркой о применимом праве. По пункту 2 статьи 1093 и статьи 1124 ГК Республики Беларусь такая возможность существует для договоров вообще. В отношении же брачного договора можно порекомендовать исходить из правила интенсивности коллизионной привязки.

Наконец последняя из обозначенных проблем — форма брачного договора. Наверное, особых коллизий она на практике не вызовет. Во-первых, потому что в праве большинства государств выдвигаются строгие формальные требования к брачному договору. Во-вторых, брачный договор — это очень важный и осмысленный шаг, на который идут супруги, поэтому они сами, независимо от правовой осведомленности, пожелают совершить процедуры нотариального удостоверения. Вместе с тем, в тех случаях, когда коллизионный вопрос о форме все же возникнет, принцип «место совершения», содержащийся в статье 1116 ГК Республики Беларусь, может быть применен с учетом интенсивности привязки.

Источниками коллизионного регулирования могут быть также договоры о правовой помощи Республики Беларусь с другими странами. В большинстве из них есть коллизионные нормы. Они определяют выбор права государств-участников. Коллизионные нормы договоров о правовой помощи Республики Беларусь по договорам содержат несколько отличное регулирование от положений ГК Республики Беларусь [1].

Как для формы, так и для прав и обязанностей сторон они предполагают применение права по месту совершения. Например, такие правила содержатся в статьях 42 и 44 Кишиневской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной между государствами — участниками СНГ в 2002 г. [5].

Учитывая принцип приоритета международных договоров над национальным правом можно сделать вывод о том, что условия брачного договора между гражданином Республики Беларусь и гражданином Российской Федерации должны оцениваться по праву государства, где был заключен такой договор. Это может оказаться особенно интересным в свете имеющихся разногласий. По Семейному кодексу Российской Федерации предметная область брачного договора ограничивается исключительно имущественными правоотношениями супругов, а по КоБС Республики Беларусь супруги могут предусмотреть условия, регламентирующие сферу личных неимущественных отношений право на фамилию, право на выбор места жительства, права и обязанности по отношению к детям.

Выводы: надо полагать, что вопросы брачного договора получат дальнейшую регламентацию в праве Республики Беларусь. Желательно, чтобы при этом была учтена необходимость совершенствования коллизионного регулирования как в национальных законах, так и в международном праве. В рамках Гаагской конференции по международному частному праву были заключены несколько конвенций, затрагивающих вопросы брачного договора К таковым относится Гаагская конвенция о праве, применимом к режиму имущества супругов 1978 г [11]

На ее положения Республика Беларусь могла бы ориентироваться при совершенствовании коллизионного права.

Статья написана по материалам сайтов: net.knigi-x.ru, knowledge.allbest.ru, pravo.bobrodobro.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий