Проблемы порядка расторжения брака 2019 год

(Кощеев А. В.) («История государства и права», 2011, N 11)

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОЦЕДУРЫ РАСТОРЖЕНИЯ БРАКА НА РУБЕЖЕ XX — XXI ВВ.

——————————— Koshcheev A. V. Legal problems of divorce procedures in XX — XXI centuries.

Кощеев Альберт Валерьевич, старший преподаватель Кировского филиала СПбИВЭСЭП, соискатель ГОУ ВПО «Волго-Вятская академия государственной службы».

В статье анализируется особенность судебного порядка расторжения брака в рамках искового производства. Автор проводит анализ действующего законодательства и предлагает оптимальную модель процедуры расторжения брака, которая позволяет сочетать свободу в распоряжении семейными правами и интересы государства по охране семьи.

Ключевые слова: расторжение брака, судебный порядок, исковое производство, публичный интерес государства, упрощение процедуры.

In the present article features a judicial order of dissolution of marriage under the action proceedings. The author analyzes current legislation and offers an optimal model of divorce procedures, which allows you to combine the freedom available to family rights and interests of the state to protect the family.

Key words: Divorce, judicial order, court procedure, public interest of the state, procedure simplification.

Часть 2 ст. 16 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ) указывает на возможность прекращения брака путем его расторжения по заявлению одного из супругов. Расторжение брака поставлено под контроль государства и может осуществляться только государственными органами: органом загс или судом. Рассмотрение дел о расторжении брака осуществляется судом в порядке искового производства (ст. 113 ГПК РФ ). ——————————— Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

Исковое производство — основной вид гражданского судопроизводства, основой которого является наличие спора о праве. Предъявление иска в исковом производстве является составным элементом права на обращение в суд за судебной защитой, закрепленного в ст. 46 Конституции РФ . Рассмотрение дел о расторжении брака в порядке искового производства представляется весьма дискуссионным, поскольку с точки зрения семейного права неясным остается вопрос: почему один из супругов нуждается в защите государством его нарушенного права, тогда как второй становится обязанной стороной в случае, если оба супруга согласны на прекращение брачных отношений? ——————————— Собрание законодательства РФ. 2002. N 46. Ст. 4532. См.: Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В. В. Ярков. М., 2004. С. 254.

Статья 7 СК РФ устанавливает свободу в распоряжении принадлежащими семейными правами, при этом осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должно нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан. При этом «осуществление семейных прав, как правило, не является обязанностью их участников» . ——————————— Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. М., 1999. С. 102.

В нормах семейного права действует принцип диспозитивности, который представляет собой законодательно закрепленную возможность участников семейных правоотношений осуществлять правосубъектность; самостоятельно, по своему усмотрению и в соответствии со своими интересами выбирать варианты соответствующего поведения, совершать определенные юридические действия в процессе осуществления субъективных прав, предусмотренных семейным законодательством . Решающим моментом является возможность осуществления права только на основе волеизъявления субъекта — носителя права. При этом волеизъявление может быть взаимным (право на вступление в брак) либо единоличным (право на расторжение брака). Вне зависимости от количества субъектов, волеизъявление которых требуется для реализации конкретного права, в обоих случаях речь идет о действии принципа диспозитивности. ——————————— См., в частности: Князева Е. В. Диспозитивность в семейном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 5.

В соответствии с нормами Конституции РФ, а также нормой ч. 1 ст. 7 СК РФ нарушение семейных прав требует государственного вмешательства. Однако можно ли назвать нарушением права случаи расторжения брака? Исходя из буквального толкования ч. 3 ст. 1 СК РФ, которая устанавливает принцип добровольности брачного союза мужчины и женщины, т. е. самостоятельность и автономия семьи в принятии решений относительно развития семейных отношений (в том числе, по нашему мнению, и в части их прекращения), а также ч. 2 ст. 16 СК РФ, которая определяет возможность свободного волеизъявления одного или обоих супругов на расторжение брака, закономерен вывод о том, что основанием для подачи заявления о расторжении брака не является правонарушение. Более того, каждый из супругов свободен в распоряжении возможностью расторгнуть брак (за небольшим исключением — ст. 17 СК РФ). Таким образом, в силу правил добровольности семейного союза и основных принципов, на которых основан брак, волеизъявление супруга (супругов) на расторжение брака нельзя рассматривать как реализацию права на защиту и следствием возникновения охранительного правоотношения. Волеизъявление на расторжение брака осуществляется, по нашему мнению, каждым из супругов свободно в рамках регулятивных правоотношений. Право на обращение в суд за защитой закреплено в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека , в Конституции РФ, Гражданском процессуальном кодексе РФ (ст. 3). Закон не устанавливает конкретных оснований для обращения в суд. Если субъект полагает, что его право нарушено или существует угроза его нарушения, он вправе обратиться за судебной защитой. Однако процессуалисты тесно связывают понятия «право на судебную защиту» и «право на иск». Поводом для обращения за защитой в исковом порядке всегда служит спор о праве. На сегодняшний день спор о праве определяют следующим образом: ——————————— Всеобщая декларация прав человека, принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. // Российская газета. 10.12.1998. См., в частности; Руденко Е. Право на иск. Тезисы // Юрист. 2006. N 3; Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В. В. Ярков. М., 2004.

1) утверждение заинтересованного лица о наличии правоотношения между сторонами и нарушении или оспаривании субъективного права заинтересованного лица ; ——————————— См.: Зейдер Н. Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966.

2) охранительное правоотношение, возникшее вследствие нарушения или оспаривания права ; ——————————— См.: Павлушина А. А. Спор как базовая категория теории юрисдикционного процесса // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. N 7.

3) правонарушение, по причине которого субъект требует устранения нарушений и восстановления бесспорного состояния . ——————————— См.: Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права. М., 2003.

Таким образом, по мнению ряда авторов, при обращении с заявлением о расторжении брака между истцом и ответчиком (т. е. супругами) существует спор о праве. В. Н. Корнилов , исследуя проблему наличия или отсутствия в делах о расторжении брака спора о праве, приходит к выводу о том, что спор о праве сам по себе не является обязательным признаком дел о расторжении брака, подведомственных суду. Однако согласно нормам ГПК РФ дела о расторжении брака рассматриваются по правилам искового производства, обязательным признаком которого является именно наличие спора о праве материальном. ——————————— Корнилов В. Н. Процессуальные особенности рассмотрения дел о расторжении брака: Учебное пособие / Отв. ред. А. Т. Боннер. М., 1984. С. 9.

Статья 21 СК РФ указывает, что основанием для расторжения брака в судебном порядке является либо наличие несовершеннолетних детей (что обусловлено, скорее, интересом социальной защиты прав несовершеннолетних), либо отсутствие согласия одного из супругов или его уклонение от расторжения в органах загс (что, на наш взгляд, обусловлено отсутствием принципа взаимности при решении вопросов супругов в браке). Таким образом, по смыслу СК РФ, спор о праве отсутствует. Суд устанавливает факт невозможности дельнейшей совместной жизни (не разрешая при этом никакого спора). Следовательно, расторжение брака в исковом порядке есть не разрешение спора о праве, а подтверждение факта, имеющего юридическое значение. Также одним из основных признаков искового производства является наличие спорящих сторон с противоположными материально-правовыми интересами. Истец выступает в качестве активной стороны в гражданском процессе, обращается за судебной защитой своего нарушенного права, а ответчик — привлекается к ответу как лицо, нарушившее права истца. Поскольку в случае подачи заявления о расторжении брака супруг лишь реализует материальное право на прекращение брачного правоотношения, следовательно, в процессуальном смысле супруги, участвующие в процессе в качестве сторон, фактически таковыми не являются. Более того, при наличии взаимного согласия на расторжение брака истцом оказывается тот супруг, который первым подал соответствующее заявление, а второй автоматически становится ответчиком. Таким образом, именование супругов, участвующих в деле о расторжении брака, истцом и ответчиком является, скорее, традицией, присущей делам, рассматриваемым в исковом порядке. Более того, как было рассмотрено выше, супруги не могут в полной мере пользоваться процессуальными правами, предоставленными процессуальным законодательством сторонам. Если проследить правовые последствия сделанного нами вывода, констатируем также фактическое отсутствие в делах о расторжении брака такого процессуального института, как замена ненадлежащего ответчика, участие третьих лиц. Кроме того: — исковое заявление по делам о расторжении брака никакого материально-правового и процессуального требования не содержит ввиду фактического отсутствия в нем основных элементов иска; — отсутствие конструкции иска в делах о расторжении брака влечет невозможность применения процессуальных институтов, позволяющих изменять существо требования (изменение предмета и основания иска), а также институтов, направленных на прекращение производства по делу (отказ от иска, признание иска) в соответствии с их юридической природой; — процедура рассмотрения дел о расторжении брака не использует большинство существующих институтов искового производства и не отвечает его основным признакам. Судебное решение по делам о расторжении брака содержит вывод о невозможности сохранения семьи. Установление с абсолютной достоверностью фактов, которые могут войти в предмет доказывания по делу о расторжении брака, с помощью процессуальных средств доказывания практически невозможно, а качество, глубина и полнота судебного исследования определяются не столько явлениями внешнего мира, их чертами и свойствами, а отношением супругов. Следовательно, при рассмотрении дел о расторжении брака суд не имеет фактической возможности в ходе процесса доказывания достигнуть его основной цели — установить объективную истину по делу. Статья 38 Конституции РФ и ст. 1 СК РФ провозглашают, что семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства. В свою очередь, семейное законодательство, согласно ч. 2 ст. 1 СК РФ, исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав. Семейное законодательство устанавливает основные цели, которых стремится достичь государство в области семейных правоотношений, устанавливает основные правовые механизмы, с помощью которых эти цели достигаются (правила о заключении и прекращении брака, права и обязанности родителей, алиментные обязательства и т. п.). Вместе с тем контроль государства в сфере правового регулирования расторжения брака достаточно велик: — судебный порядок расторжения брака при наличии общих несовершеннолетних детей или отсутствии согласия одного из супругов, иными словами, участие в процедуре публичного субъекта, который выясняет обстоятельства, побудившие супруга (супругов) прекратить личные отношения; — возможность установления срока для примирения супругов судом; — ограничение права супруга расторгнуть брак в период беременности супруги и в течение одного года с момента рождения ребенка (ст. 17 СК РФ). Таким образом, публичный интерес государства, заключающийся в охране семьи, материнства и детства, основан на Конституции РФ и достаточно обстоятельно закреплен на законодательном уровне посредством создания мер по сохранению брака как основы семьи. Институт расторжения брака всегда имел не только юридическое, но и важное политическое значение. В семейном законодательстве отсутствует легальное определение «расторжение брака», вся суть нормативного установления сводится к определению его процедуры. Следовательно, выбор государством конкретного механизма расторжения брака и есть реализация публичного интереса. Именно в установлении условий и процедуры прекращения брачных правоотношений проявляется действие механизма правового воздействия на институт развода, а идеальную модель соотношения частных и публичных начал следует искать не в понятии, а в порядке расторжения брака с учетом общих принципов регулирования семейных правоотношений. Таким образом, установление сложных юридических процедур при расторжении брака не имеет прямой связи с достижением государством цели сохранения семьи, поскольку вне зависимости от существования брачных правоотношений семья может существовать. Помимо теоретического подтверждения данного вывода необходимо отметить наличие в практике достаточного количества случаев так называемых фактических брачных отношений, когда семья существует без юридической основы брака. Расторжение брака при отсутствии общих несовершеннолетних детей, по мнению автора, должно производиться органами загс при наличии волеизъявления одного из супругов. В связи с изложенным обозначим ряд выводов: — публичный интерес государства, заключающийся в охране семьи, материнства и детства, основан на Конституции РФ и закреплен посредством установления императивных норм, определяющих условия и порядок возникновения и прекращения брачных правоотношений. На сегодняшний день объектом государственного регулирования в сфере брачного права следует считать не семью как социальный институт, а права гражданина в сфере реализации семейных прав; — в семейном законодательстве отсутствует легальное определение «расторжение брака», вся суть нормативного установления сводится к определению его процедуры. Следовательно, выбор государством конкретного механизма расторжения брака представляет собой способ реализации публичных интересов; — установление сложных юридических процедур при расторжении брака не имеет прямой связи с достижением государством цели сохранения семьи, поскольку вне зависимости от существования брачных правоотношений семья может существовать. Более того, реализация прав гражданина в сфере брачного права должна осуществляться свободно и не должна подвергаться императивному регулированию со стороны государства; — исходя из интересов государства, судебный порядок должен быть сохранен, но с позиции частных интересов, процедура должна быть проще, не носить исковый характер.

Это интересно:  Что значит расторжение брака 2019 год

Содержание

Правовые проблемы процедуры расторжения брака на рубеже XX — XXI вв. *

Кощеев Альберт Валерьевич, старший преподаватель Кировского филиала СПбИВЭСЭП, соискатель ГОУ ВПО Волго-Вятская академия государственной службы».

В статье анализируется особенность судебного порядка расторжения брака в рамках искового производства. Автор проводит анализ действующего законодательства и предлагает оптимальную модель процедуры расторжения брака, которая позволяет сочетать свободу в распоряжении семейными правами и интересы государства по охране семьи.

Ключевые слова: расторжение брака, судебный порядок, исковое производство, публичный интерес государства, упрощение процедуры.

In the present article features a judicial order of dissolution of marriage under the action proceedings. The author analyzes current legislation and offers an optimal model of divorce procedures, which allows you to combine the freedom available to family rights and interests of the state to protect the family.

Key words: Divorce, judicial order, court procedure, public interest of the state, procedure simplification.

Часть 2 ст. 16 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ) указывает на возможность прекращения брака путем его расторжения по заявлению одного из супругов. Расторжение брака поставлено под контроль государства и может осуществляться только государственными органами: органом загс или судом. Рассмотрение дел о расторжении брака осуществляется судом в порядке искового производства (ст. 113 ГПК РФ ).

Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

Исковое производство — основной вид гражданского судопроизводства, основой которого является наличие спора о праве. Предъявление иска в исковом производстве является составным элементом права на обращение в суд за судебной защитой, закрепленного в ст. 46 Конституции РФ . Рассмотрение дел о расторжении брака в порядке искового производства представляется весьма дискуссионным, поскольку с точки зрения семейного права неясным остается вопрос: почему один из супругов нуждается в защите государством его нарушенного права, тогда как второй становится обязанной стороной в случае, если оба супруга согласны на прекращение брачных отношений?

Собрание законодательства РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.
См.: Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. М., 2004. С. 254.

Статья 7 СК РФ устанавливает свободу в распоряжении принадлежащими семейными правами, при этом осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должно нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан. При этом «осуществление семейных прав, как правило, не является обязанностью их участников» .

Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. М., 1999. С. 102.

В нормах семейного права действует принцип диспозитивности, который представляет собой законодательно закрепленную возможность участников семейных правоотношений осуществлять правосубъектность; самостоятельно, по своему усмотрению и в соответствии со своими интересами выбирать варианты соответствующего поведения, совершать определенные юридические действия в процессе осуществления субъективных прав, предусмотренных семейным законодательством . Решающим моментом является возможность осуществления права только на основе волеизъявления субъекта — носителя права. При этом волеизъявление может быть взаимным (право на вступление в брак) либо единоличным (право на расторжение брака). Вне зависимости от количества субъектов, волеизъявление которых требуется для реализации конкретного права, в обоих случаях речь идет о действии принципа диспозитивности.

См., в частности: Князева Е.В. Диспозитивность в семейном праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2003. С. 5.

В соответствии с нормами Конституции РФ, а также нормой ч. 1 ст. 7 СК РФ нарушение семейных прав требует государственного вмешательства. Однако можно ли назвать нарушением права случаи расторжения брака?

Исходя из буквального толкования ч. 3 ст. 1 СК РФ, которая устанавливает принцип добровольности брачного союза мужчины и женщины, т.е. самостоятельность и автономия семьи в принятии решений относительно развития семейных отношений (в том числе, по нашему мнению, и в части их прекращения), а также ч. 2 ст. 16 СК РФ, которая определяет возможность свободного волеизъявления одного или обоих супругов на расторжение брака, закономерен вывод о том, что основанием для подачи заявления о расторжении брака не является правонарушение. Более того, каждый из супругов свободен в распоряжении возможностью расторгнуть брак (за небольшим исключением — ст. 17 СК РФ).

Таким образом, в силу правил добровольности семейного союза и основных принципов, на которых основан брак, волеизъявление супруга (супругов) на расторжение брака нельзя рассматривать как реализацию права на защиту и следствием возникновения охранительного правоотношения. Волеизъявление на расторжение брака осуществляется, по нашему мнению, каждым из супругов свободно в рамках регулятивных правоотношений.

Право на обращение в суд за защитой закреплено в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека , в Конституции РФ, Гражданском процессуальном кодексе РФ (ст. 3). Закон не устанавливает конкретных оснований для обращения в суд. Если субъект полагает, что его право нарушено или существует угроза его нарушения, он вправе обратиться за судебной защитой. Однако процессуалисты тесно связывают понятия «право на судебную защиту» и «право на иск». Поводом для обращения за защитой в исковом порядке всегда служит спор о праве. На сегодняшний день спор о праве определяют следующим образом:

Всеобщая декларация прав человека, принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. // Российская газета. 10.12.1998.
См., в частности; Руденко Е. Право на иск. Тезисы // Юрист. 2006. N 3; Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. М., 2004.

  1. утверждение заинтересованного лица о наличии правоотношения между сторонами и нарушении или оспаривании субъективного права заинтересованного лица ;

См.: Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966.

  1. охранительное правоотношение, возникшее вследствие нарушения или оспаривания права ;

См.: Павлушина А.А. Спор как базовая категория теории юрисдикционного процесса // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. N 7.

  1. правонарушение, по причине которого субъект требует устранения нарушений и восстановления бесспорного состояния .

См.: Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. М., 2003.

Таким образом, по мнению ряда авторов, при обращении с заявлением о расторжении брака между истцом и ответчиком (т.е. супругами) существует спор о праве. В.Н. Корнилов , исследуя проблему наличия или отсутствия в делах о расторжении брака спора о праве, приходит к выводу о том, что спор о праве сам по себе не является обязательным признаком дел о расторжении брака, подведомственных суду. Однако согласно нормам ГПК РФ дела о расторжении брака рассматриваются по правилам искового производства, обязательным признаком которого является именно наличие спора о праве материальном.

Корнилов В.Н. Процессуальные особенности рассмотрения дел о расторжении брака: Учебное пособие / Отв. ред. А.Т. Боннер. М., 1984. С. 9.

Статья 21 СК РФ указывает, что основанием для расторжения брака в судебном порядке является либо наличие несовершеннолетних детей (что обусловлено, скорее, интересом социальной защиты прав несовершеннолетних), либо отсутствие согласия одного из супругов или его уклонение от расторжения в органах загс (что, на наш взгляд, обусловлено отсутствием принципа взаимности при решении вопросов супругов в браке). Таким образом, по смыслу СК РФ, спор о праве отсутствует. Суд устанавливает факт невозможности дальнейшей совместной жизни (не разрешая при этом никакого спора). Следовательно, расторжение брака в исковом порядке есть не разрешение спора о праве, а подтверждение факта, имеющего юридическое значение.

Также одним из основных признаков искового производства является наличие спорящих сторон с противоположными материально-правовыми интересами. Истец выступает в качестве активной стороны в гражданском процессе, обращается за судебной защитой своего нарушенного права, а ответчик — привлекается к ответу как лицо, нарушившее права истца. Поскольку в случае подачи заявления о расторжении брака супруг лишь реализует материальное право на прекращение брачного правоотношения, следовательно, в процессуальном смысле супруги, участвующие в процессе в качестве сторон, фактически таковыми не являются. Более того, при наличии взаимного согласия на расторжение брака истцом оказывается тот супруг, который первым подал соответствующее заявление, а второй автоматически становится ответчиком. Таким образом, именование супругов, участвующих в деле о расторжении брака, истцом и ответчиком является, скорее, традицией, присущей делам, рассматриваемым в исковом порядке. Более того, как было рассмотрено выше, супруги не могут в полной мере пользоваться процессуальными правами, предоставленными процессуальным законодательством сторонам.

Если проследить правовые последствия сделанного нами вывода, констатируем также фактическое отсутствие в делах о расторжении брака такого процессуального института, как замена ненадлежащего ответчика, участие третьих лиц.

  • исковое заявление по делам о расторжении брака никакого материально-правового и процессуального требования не содержит ввиду фактического отсутствия в нем основных элементов иска;
  • отсутствие конструкции иска в делах о расторжении брака влечет невозможность применения процессуальных институтов, позволяющих изменять существо требования (изменение предмета и основания иска), а также институтов, направленных на прекращение производства по делу (отказ от иска, признание иска) в соответствии с их юридической природой;
  • процедура рассмотрения дел о расторжении брака не использует большинство существующих институтов искового производства и не отвечает его основным признакам.

Судебное решение по делам о расторжении брака содержит вывод о невозможности сохранения семьи. Установление с абсолютной достоверностью фактов, которые могут войти в предмет доказывания по делу о расторжении брака, с помощью процессуальных средств доказывания практически невозможно, а качество, глубина и полнота судебного исследования определяются не столько явлениями внешнего мира, их чертами и свойствами, а отношением супругов. Следовательно, при рассмотрении дел о расторжении брака суд не имеет фактической возможности в ходе процесса доказывания достигнуть его основной цели — установить объективную истину по делу.

Статья 38 Конституции РФ и ст. 1 СК РФ провозглашают, что семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства. В свою очередь, семейное законодательство, согласно ч. 2 ст. 1 СК РФ, исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав. Семейное законодательство устанавливает основные цели, которых стремится достичь государство в области семейных правоотношений, устанавливает основные правовые механизмы, с помощью которых эти цели достигаются (правила о заключении и прекращении брака, права и обязанности родителей, алиментные обязательства и т.п.).

Вместе с тем контроль государства в сфере правового регулирования расторжения брака достаточно велик:

  • судебный порядок расторжения брака при наличии общих несовершеннолетних детей или отсутствии согласия одного из супругов, иными словами, участие в процедуре публичного субъекта, который выясняет обстоятельства, побудившие супруга (супругов) прекратить личные отношения;
  • возможность установления срока для примирения супругов судом;
  • ограничение права супруга расторгнуть брак в период беременности супруги и в течение одного года с момента рождения ребенка (ст. 17 СК РФ).

Таким образом, публичный интерес государства, заключающийся в охране семьи, материнства и детства, основан на Конституции РФ и достаточно обстоятельно закреплен на законодательном уровне посредством создания мер по сохранению брака как основы семьи.

Институт расторжения брака всегда имел не только юридическое, но и важное политическое значение. В семейном законодательстве отсутствует легальное определение «расторжение брака», вся суть нормативного установления сводится к определению его процедуры. Следовательно, выбор государством конкретного механизма расторжения брака и есть реализация публичного интереса. Именно в установлении условий и процедуры прекращения брачных правоотношений проявляется действие механизма правового воздействия на институт развода, а идеальную модель соотношения частных и публичных начал следует искать не в понятии, а в порядке расторжения брака с учетом общих принципов регулирования семейных правоотношений.

Это интересно:  Особенности расторжения брака 2019 год

Таким образом, установление сложных юридических процедур при расторжении брака не имеет прямой связи с достижением государством цели сохранения семьи, поскольку вне зависимости от существования брачных правоотношений семья может существовать. Помимо теоретического подтверждения данного вывода необходимо отметить наличие в практике достаточного количества случаев так называемых фактических брачных отношений, когда семья существует без юридической основы брака. Расторжение брака при отсутствии общих несовершеннолетних детей, по мнению автора, должно производиться органами загс при наличии волеизъявления одного из супругов.

В связи с изложенным обозначим ряд выводов:

  • публичный интерес государства, заключающийся в охране семьи, материнства и детства, основан на Конституции РФ и закреплен посредством установления императивных норм, определяющих условия и порядок возникновения и прекращения брачных правоотношений. На сегодняшний день объектом государственного регулирования в сфере брачного права следует считать не семью как социальный институт, а права гражданина в сфере реализации семейных прав;
  • в семейном законодательстве отсутствует легальное определение «расторжение брака», вся суть нормативного установления сводится к определению его процедуры. Следовательно, выбор государством конкретного механизма расторжения брака представляет собой способ реализации публичных интересов;
  • установление сложных юридических процедур при расторжении брака не имеет прямой связи с достижением государством цели сохранения семьи, поскольку вне зависимости от существования брачных правоотношений семья может существовать. Более того, реализация прав гражданина в сфере брачного права должна осуществляться свободно и не должна подвергаться императивному регулированию со стороны государства;
  • исходя из интересов государства, судебный порядок должен быть сохранен, но с позиции частных интересов, процедура должна быть проще, не носить исковый характер.

Актуальные проблемы расторжения брака в суде и загсе

Отсюда следует, что на имущество лиц, которые состоят в фактических брачных отношениях, не может распространяться режим совместной собственности только по причине того, что оно было нажито во время совместной жизни.

Некоторые отношения, которые возникли в период брака, при его расторжении все же сохраняются. В частности, при желании супругов, оставляется общая фамилия, при этом каждый независимо от мнения другого решает оставить ему общую фамилию или вернуть добрачную.

Неблагоприятное влияние на жизнь общества не вызывает сомнений, при этом моральные запреты и негативное отношение к разводу как к социальному явлению должны отойти на второй план перед соображениями защиты человеческой личности.

Алиментное обязательство возникает прежде всего из соглашения об уплате алиментов. Круг лиц, связанных алиментными соглашениями, определяется семейным законодательством.

Соглашение об уплате алиментов заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Односторонний отказ от исполнения соглашения об уплате алиментов, как и одностороннее изменение его условий, не допускается.

Детальное рассмотрение алиментных обязательств является важной задачей любого правового государства.

В России с каждым днем все растет количество исполнительных документов о взыскании алиментов, поэтому этот вопрос представляется актуальным как с теоретической, так и с практической точки зрения.

Возникновение термина «алименты» (от лат.

проанализировать расторжение брака в органах ЗАГСа;

проанализировать расторжение брака в судебном порядке;

рассмотреть вопросы, решаемые судом при рассмотрении дел о расторжении брака;

рассмотреть правовое регулирование раздела общего имущества супругов;

выявить проблемы соблюдения прав супругов при расторжении брака с наличием иностранного элемента;

проанализировать споры о детях при разводе;

рассмотреть алиментные обязательства бывших супругов.

Методологическую основу составляют как общенаучные способы познания окружающей действительности — метод материалистической диалектики, так и другие методы, свойственные различным отраслям науки, прежде всего, юриспруденции.

Актуальные проблемы расторжения брака в суде и загсе

И в настоящее время в отдельных странах допускается прекращение брака при жизни супругов только при наличии определенных оснований, при этом процедура расторжения брака слишком сложная (например, Мальта).

Впервые за подобное деяние предусмотрен административный арест. Однако применение административного ареста в данном случае не всегда оправдано, особенно если место нахождения ребенка неизвестно.
В последнем случае пока не будет установлено, где находится ребенок, в его интересах ни родителей, ни иных законных представителей административным арестом наказывать не следует.

Отмечая отдельные проблемы применения положений семейного законодательства, направленного на решение спора родителей о детях, следует признать, что в идее о праве суда еще до начала судебного разбирательства в целях исключения злоупотреблений родителями своими правами временно определить порядок общения каждого из родителей с ребенком и его место жительства на период соответствующего спора больше положительных моментов, чем отрицательных.

  • Период действия договора может быть срочным или бессрочным, а также заключается до какого-то определенного события.

Недействительным брачный контракт делает нарушение гражданско-правовых законов:

  • заключение договора по принуждению;
  • по заблуждению или не информированности;
  • в результате обмана или недееспособным лицом.

Брачный контракт оберегает семейные пары от необдуманных поступков и в современной семье является пока наиболее действенным способом защиты от развода.

Девальвация брачных отношений не говорит о разрушении самого института семьи 21 века, а о связи с современными тенденциями общества и изменением норм морали.

Поэтому возникла необходимость в кардинальной модернизации института официальных брачных отношений.

В отличие от ранее действовавшего законодательства споры о детях, разделе имущества не препятствуют разводу в ЗАГСе.

Административный развод имеет свои преимущества. В связи с тем, что отсутствует разбирательство дела, не выясняются причины развода, не происходит обострения конфликта, существующего между супругами.
К сожалению, судебная процедура развода может спровоцировать развитие конфликта. С другой стороны, в отличие от судебной процедуры развода, отсутствует возможность применения примирительных процедур.

Основанием для административного развода является следующий юридический состав: отсутствие общих несовершеннолетних детей, соглашение супругов о расторжении брака (взаимное согласие), обращение в орган ЗАГС с заявлением о разводе («формальная реализация воли на развод □ [10]).

При наличии оснований, предусмотренных п.
2 ст.

Такое правило установлено действующим гражданским законодательством Грузии.

При взаимном согласии супругов на расторжение брака и отсутствии у них общих несовершеннолетних детей целесообразно определение упрощенной процедуры расторжения брака, которая сводилась бы к утверждению судом представленного супругами соглашения об имуществе и алиментах, в случае если один из супругов имеет право на их получение от другого супруга.

Представляется, что является пробелом российского законодательства отсутствие регулирования вопроса о порядке расторжения брака между супругами, имеющими хотя и совершеннолетнего, но нетрудоспособного ребенка, поскольку в таких случаях обязательно следует решить, с кем из родителей будет проживать ребенок, и определить, с кого и в каком размере необходимо взыскивать алименты на содержание ребенка, т.к. в силу ст.

Поэтому законодателю следовало бы точно и недвусмысленно закрепить и в материальном, и в процессуальном праве обязанность суда выходить за пределы заявленных исковых требований в случае расторжения брака между супругами, имеющими несовершеннолетних детей, и отсутствия предъявленного в порядке, установленном ГПК РФ, требования одного из супругов об определении места проживания детей.

Но даже если судебным решением будет определено место жительства ребенка, могут возникнуть проблемы с его исполнением. Очень часто один из родителей нарушает судебное решение, а ответственность за данное правонарушение не является существенной. Еще более острой является проблема исполнения судебных решений российских судов за рубежом. В случае отсутствия соглашения между Россией и другим государством такие решения неисполнимы.

Поскольку у супругов не было несовершеннолетних детей и они оба были согласны на развод, консул расторг брак между этими гражданами.

Право консулов расторгать браки предусматривают и некоторые консульские конвенции России с другими странами. Например, такое право устанавливает Консульская конвенция с США 1964 г.
при условии, что оба лица, расторгающие брак, являются гражданами представляемого консулом государства. Другие же консульские конвенции предусматривают лишь регистрацию расторжения брака, которое было совершено в стране пребывания консула (в частности, произведенного судом), и ведение учета таких разводов. Так, в соответствии со ст.

Можно привести случай, когда различные судебные инстанции по-разному оценили взаимоотношения мужчины и женщины. Например, решение Верховного Суда СССР от 10 декабря 1939 г.

по делу Жуковской: высшая судебная инстанция страны признала недоказанным установленный Московским городским судом фактический брак истицы с покойным адвокатом Ротгольцем. Верховный Суд расценил их отношения как «случайную связь», отменив решение нижестоящего суда, согласно которому фактические брачные отношения Жуковской и Ротгольца были признаны брачными.

С принятием Кодекса законов о браке, семье и опеке 1926 г.

Правовые последствия и проблемы расторжения брака — Дипломная работа

Тип: Дипломная работа
Раздел: Право
Страниц: 76
Год: 2014

Глава 1. Понятие и основания расторжения брака…6

§ 1. Понятие расторжения брака….6

§ 2. Основания расторжения брака…17

Глава 2. Порядок расторжения брака…23

§ 1. Расторжение брака в органах ЗАГСа….23

§ 2. Расторжение брака в судебном порядке…32

Глава 3. Правовые последствия и проблемы расторжения брака….49

Список нормативных актов…61

Список материалов судебной практики…66

Вступив в брак, зарегистрированный в установленном законом порядке, мужчина и женщина образуют семью, реализуя тем самым свою потребность в любви, заботе, личных устремлениях и потребностях. При этом счастье и радость семейной жизни во многом зависят от них самих — от такта во взаимоотношениях, полученного каждым из них воспитания в семьях родителей и т.д. Привыкание в семейной жизни — процесс нелегкий, в нем возникают и конфликтные ситуации. Однако все эти «подводные камни» при обоюдном желании супругов преодолимы. В противном случае брак при жизни супругов может быть прекращен путем его расторжения (развода).

Закрепленный в п. 3 ст. 1 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ) принцип добровольности брачного союза мужчины и женщины означает добровольное волеизъявление лиц не только на заключение, но и на прекращение брака. Соответствующее правило находит свое подтверждение и в п. 2 ст. 16 СК РФ, согласно которому брак может быть прекращен путем его расторжения по заявлению одного или обоих супругов.

Вместе с тем брак является основой семьи, главное предназначение которой — воспитание детей и забота об их будущем, что не может не затрагивать интересы общества. Поэтому расторжение брака поставлено под контроль государства и может осуществляться только соответствующими государственными органами: загсом или судом. Фактическое раздельное проживание супругов, сколько бы времени оно ни длилось, юридически брака не прекращает.

Следовательно, научные исследования, касающиеся расторжения брака имеют как теоретическое, так и важное практическое значение. Вышеизложенное позволяет утверждать об актуальности темы настоящего исследования.

Целью настоящей работы является анализ института расторжения брака, выявление проблем правового регулирования прекращения брачных правоотношений и предложение путей их устранения.

1. Раскрытие понятия и оснований расторжения брака;

2. Изучение порядка расторжения брака в органах ЗАГСа и в суде;

3. Анализ норм законодательства, содержащих проблемы правоприменения института расторжения брака.

Эмпирической базой исследования послужили материалы опубликованной и архивной судебной практики, а также: Конституция Российской Федерации , СК РФ, Гражданский кодекс Российской Федерации , Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации , федеральные законы РФ, законы субъектов РФ и иные нормативно-правовые акты. Теоретической основой при исследовании темы дипломной работы, послужили работы советских и российских ученых — специалистов в области семейного и гражданского права: М.В. Антокольской, Ю.Ф. Беспалова, Я.Р. Веберса, Е.М. Ворожейкина, В.И. Данилина, Н.М. Ершовой, A.M. Нечаевой, Л.М. Пчелинцевой, , В.А. Рясенцева и др.

Объектом исследования являются отношения супругов в период распада семьи.

Предмет исследования включает изучение правовой природы, последствий расторжения брака, цивилистической доктрины и материалов судебной практики.

Для решения поставленных задач использовались как общенаучные методы, так и частноправовые методы исследования. Так при оценке правовой природы расторжения брака применялись методы формально-юридический, логический, функционального анализа, при определении порядка расторжения брака- сравнительно-правовой.

Цели и задачи работы определяют ее содержание. Структурно дипломная работа состоит из: введения, трех глав, изложенных в логической последовательности, заключения, содержащего общие выводы и предложения в целом по работе; списка использованной литературы.

Представляется, что проведенное исследование может иметь определенное практическое значение.

Подведем итоги вышесказанному в настоящей работе.

Как уже отмечалось, абсолютная, практически ничем не ограниченная свобода расторжения брака не способствует стабильности социального института семьи. И как бы много и противоречиво ученые разных отраслей знаний ни дискутировали о сущности общественного учреждения семьи, бесспорно одно: главная цель семьи, создаваемой при вступлении в брак мужчиной и женщиной, — это рождение и воспитание детей. И поэтому приоритет прав и интересов несовершеннолетних детей должен быть главным принципом бракоразводного законодательства. Безусловно, запрет на расторжение брака по иску мужа в период беременности жены и первого года рождения ею ребенка направлен на охрану прав женщины и ее ребенка. Однако почему законодатель ограничивает право мужа на развод только в период первого года рождения ребенка? Ведь со взрослением ребенка все осложняется и ребенок еще более нуждается в заботе со стороны обоих родителей, да и родителям необходима взаимная поддержка в вопросах воспитания, что в большинстве случаев становится затруднительным при разводе. В связи с изложенным выше полагаю целесообразным внести соответствующие изменения в ст. 17 Семейного кодекса РФ «Ограничение права на предъявление мужем требования о расторжении брака».

Это интересно:  Уин расторжение брака 2019 год

Далее, представляется необходимым ввести в российское право, известный некоторым зарубежным правопорядкам принцип виновного поведения супруга (например, злоупотребление алкогольными напитками и наркотическими средствами, занятие азартными играми, вступление в сексуальные отношения с третьим лицом и др.), делающего невозможными дальнейшую совместную жизнь супругов и сохранение семьи, из которого следует исходить при определении последствий расторжения брака. Установление данного принципа бракоразводного законодательства позволит добросовестному супругу требовать определенной компенсации при расторжении брака. Кроме того, виновный супруг абсолютно лишается возможности на получение содержания от другого супруга.

Кроме того, считаю, что закрепление в российском семейном законодательстве судебного порядка расторжения брака, как обязательного будет способствовать всемерной охране прав и законных интересов супругов и их несовершеннолетних детей. Исключительно судебный порядок должен применяться при расторжении брака как по взаимному заявлению обоих супругов, так и по заявлению одного из них. Сохранение административного порядка расторжения брака недопустимо. Такой вывод можно сделать из роли государства в расторжении брака, поскольку все-таки государству не следует ограничиваться только констатацией факта непоправимого распада семьи, а необходимо сгладить, насколько это возможно, негативные последствия прекращения брака по этому основанию, что является компетенцией суда и не входит в полномочия административных органов — органов записи актов гражданского состояния. Независимо от мотива развода суд должен решить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети, если у супругов есть общие несовершеннолетние дети, в т.ч. и усыновленные, определить порядок их содержания, участие отдельно поживающего родителя в их воспитании. А кроме того, в обязательном порядке, именно одновременно с требованием о расторжении брака, необходимо решить имущественные последствия развода. Это вопросы раздела совместно нажитого имущества и содержания нетрудоспособного нуждающегося супруга. На рассмотрение суда могут быть вынесены соглашения о детях и об имуществе, которые подлежат утверждению, при условии, что эти соглашения не нарушают прав и законных интересов детей и одного из супругов.

Установление в России судебного порядка расторжения брака по тем основаниям, по которым в настоящее время применяется внесудебный (так, расторжение брака по заявлению одного из супругов производится в случаях, если другой супруг в установленном законом порядке признан безвестно отсутствующим, или другой супруг вследствие душевной болезни или слабоумия признан недееспособным, либо другой супруг осужден судом за преступления к лишению свободы на срок не менее трех лет), необходимо с целью охраны родительских прав и прав имущественного характера отсутствующего супруга. В суде интересы недееспособного супруга может представлять его опекун. Что касается осужденного супруга к лишению свободы сроком более трех лет, то следует уведомлять его о поступившем в суд заявлении о расторжении брака от другого супруга, чтобы он мог выразить согласие или возражение против предъявленного иска.

При взаимном согласии супругов на расторжение брака и отсутствии у них общих несовершеннолетних детей целесообразно определение упрощенной процедуры расторжения брака, которая сводилась бы к утверждению судом представленного супругами соглашения об имуществе и алиментах, в случае если один из супругов имеет право на их получение от другого супруга.

С целью сохранения семьи и брака как его основы считаю целесообразным ввести институт раздельного проживания супругов. Как показывает статистика, повторные браки между бывшими супругами не так уж и редки. Судебное разлучение супругов позволит им более обдуманно подойти к своему решению о прекращении брачных отношений. Раздельное проживание супругов устанавливается судом на определенный срок, как показывает опыт иностранного права, такой срок не может превышать двух лет. По истечении этого срока или в его течение супруги имеют право на обращение в суд с иском о расторжении брака, если пришли к твердому убеждению, что дальнейшая совместная жизнь супругов и сохранение семьи невозможны. Истечение срока раздельного проживания супругов не прекращает отношений супружества, которые как бы приостанавливаются на время. Раздельное проживание супругов как альтернатива развода имеет несколько преимуществ. Так, если в период судебного разлучения супругов один из них умирает, другой сохраняет наследственные права и права в сфере социального обеспечения. Что касается режима имущества, приобретаемого супругами в этот период, то это раздельная собственность. И последнее, презумпция отцовства при раздельном проживании супругов не действует.

Полагаю целесообразным установление так называемого траурного срока. Юридическое значение траурного срока в том, что до его истечения женщина не может вступить в новый брак при прекращении прежнего брака. Для повторных браков женщин такой срок является отрицательным условием заключения брака, препятствующим браку обстоятельством. Законодательное закрепление траурного срока объясняется необходимостью достоверного установления происхождения детей во избежание споров по поводу отцовства. В иностранном праве длительность траурного срока исчисляется, как правило, тремя месяцами, поскольку этот период достаточен для выявления возможной беременности от прекращенного брака.

1. Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 01.03.1954 г.

2. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. // Бюллетень международных договоров. 1995. N 2;

3. Договор между Финляндией и СССР о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, вступивший в силу 09.08.1980 г.

4. Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12.12.1993

6. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть третья: Федеральный закон от 26.11.2001 N 146-ФЗ// Парламентская газета.- N 224.- 28.11.2001.

7. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14.11.2002 N 138-ФЗ //Российская газета».- N 220.- 20.11.2002.

8. Семейный кодекс РФ: Федеральный закон от 29.12.1995 N 223-ФЗ // Российская газета.- N 17.- 27.01.1996.

9. Налоговый Кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Федеральный закон от 05.08.2000 N 117-ФЗ// Собрание законодательства РФ.- N 32.- 07.08.2000.

10. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Федеральный закон от 30.12.2001 N 195-ФЗ// Парламентская газета.- N 2-5.- 05.01.2002.

11. Уголовный Кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13.06.1996 N 63-ФЗ// Российская газета.- N 113.- 18.06.1996.- N 114.- 19.06.1996.- N 115.- 20.06.1996.- N 118.- 25.06.1996.

12. Об исполнительном производстве: Федеральный закон от 21.07.1997 N 119-ФЗ (ред. от 03.11.2006) //Собрание законодательства РФ, 28.07.1997.- N 30.- ст. 3591.

13. Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон от 31.05.2002 г // СЗ РФ.- N 23.- 2002.

14. О мировых судьях в Российской Федерации: Федеральный закон от 17.12.1998 г // СЗ РФ.- N 51.- 1998.

15. О государственной социальной помощи: Федеральный закон от 17.07.1999 г. //СЗ РФ.- 1999.- N 29.- ст. 3699.

16. . О прожиточном минимуме в Российской Федерации: Федеральный закон от 24.10.1997 г //СЗ РФ.- 1997.- N 43.- ст. 4904; 2000.- N 22.- ст. 2264.

1. Антокольская М.В. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. — М.: Юрист, 2000.

2. Антокольская М.В. Лекции по семейному праву. М., 2005.

3. Антокольская М.В. Семейное право. М., 2007.

4. Андреева Л.А., Медведев О.М. Недействительность брака по семейному праву Российской Федерации. М., 2006

5. Белякова А.М. Вопросы семейного права в судебной практике. М., 2003.

6. Белоусов В.В. Брачно-семейные отношения в международном частном праве // Россия в окружающем мире: правовые аспекты. Вып. 2. М., 2000.

7. Блинков О.Е. Наследование права супругов в Государствах- участниках содружества независимых Государств в Балтии //Нотариус.- N 5.- 2006.

8. Ваничкина О.Ю. Комментарий к Федеральному Закону «Об актах Гражданского состояния. — М., Юстицинформ, 2006.

9. Влаардингербройк П. Международное усыновление (удочерение) и принцип субсидиарности //Семейное и жилищное право.- N 4.- 2006.

10. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. -М.: Экзамен, 2006.

11. Залесский В.В Семейное право Российской Федерации и иностранных государств. — М.: 2004.

12. Клейменов А., Дуда И. Алиментные обязательства // Трудовые отношения.- N 11.-2002.

13. Косова О. Соглашения об уплате алиментов: вопросы содержания и применения»/ Российская юстиция.- N 2.- 2004.

14. Косова О. Субъектный состав соглашений об уплате алиментов//Российская юстиция.- N 12.- 2002.

15. Крашенинникова П.В Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации . — М.: Статут, 2005.

16. Крашенинников П.В. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному подексу Российской Федерации . — М.: Статут, 2006 .

17. Королев Ю.А. Расторжение брака // Российская юстиция. 2005. N 7.

18. Крылова З.Г. Имущественные права супругов в условиях перехода к рыночным отношениям // Государство и право. 1992.

19. Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — М.: Юрайт-Издат, 2004.

20. Мировой судья в гражданском судопроизводстве / Под ред. А.Ф. Ефимова и И.К. Пискарева. М., 2004

21. Мурадова Я.Р. Общесоциальные меры предупреждения женской преступности (по материалам Ставропольского края)//Российский следователь.- N 12.- 2006.

22. Наумов А.В., Резник Г.М. Практика применения Уголовного Кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. — М.: Волтерс Клувер, 2005.

23. Невзгодина Е.Л. Признание брака недействительным по Семейному Кодексу РФ //Нотариус.- N 5.- 2006.

24. Нечаева А.М. Семейное право: Курс лекций. — М.: 2009.

25. Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1995

26. Пчелинцева Л.М. Семейное право России. — М.: Норма, 2004.

27. Семенова О.П. Развитие семейно-брачных отношений в Древнерусском Государстве //История государства и права.- N 11.- 2006.

28. Семейное право Российской Федерации и иностранных государств. Основные институты / Под ред. В.В. Залесского. М.: Юринформцентр, 2005

29. Семейное право: Учебник / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2007

30. Слугина Н.П. Работники с семейными обязанностями как специальные субъекты Трудового права //Трудовое право.- N 10.- 2006.

31. Смирнов Р. Удостоверение соглашения об уплате алиментов//Российская юстиция.- N 10.- 1999.

32. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. М., 2007

33. Титаренко Е.П. Понятие и характеристика соглашений в семейном праве. — М.: 2006.

34. Цатурова М.К. Русское семейное право XVI — XVIII вв.: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1992.

35. Чефранова Е. Судебный порядок расторжения брака // Российская юстиция. 2006. N 9. С. 35.

36. Чефранова Е.А. Правовое регулирование имущественных отношений супругов // Российская юстиция. 2006. N 7.

37. Шерстнева Н. Защита прав детей, проживающих в асоциальных семьях //Законность.- N 11.- 2006.

38. Ярков В.В. Гражданский и арбитражный процесс. Исполнительное производство. Обязательственные отношения: Образцы документов с комментариями. — М.: Волтерс Клувер, 2005.

СПИСОК МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

44. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» //Бюллетень Верховного Суда РФ.- N 1.- 1999.

45. Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 июля 2002 г. N 46-В01-17, от 10 января 2003 г. N 5-В02-406, от 7 июня 2005 г. N 4-В05-22.

46. Определение Верховного Суда РФ от 20 июля 2004 г. N 86-В04-9.

47. Определение Верховного Суда РФ от 13.10.2009 N 22-В09-12

48. Определение КС РФ от 16 октября 2001 г. N 206-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Филиппова Валерия Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 статьи 29 Семейного кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

49. Определение КС РФ от 18 июля 2006 г. N 324-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Полетаева Николая Ефимовича на нарушение его конституционных прав положением части первой статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

50. Определение КС РФ от 23 июня 2005 г. N 228-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Авдеева Виктора Михайловича и Клюкиной Виктории Викторовны на нарушение их конституционных прав пунктом 1 статьи 28 Семейного кодекса Российской Федерации и частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

Статья написана по материалам сайтов: wiselawyer.ru, pravogarant23.ru, www.zachetik.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий